РУССКАЯ СОЛИДАРНОСТЬ

 

Русская история славна, прежде всего, отражением иноземных агрессий. Мужество солдат, талант полководцев всегда дополнялись гением русских оружейников. В русской традиции все это вместе скреплялось государственной властью, которая всегда готовилось к войне, не обманывая себя и страну миротворческими выдумками.

Мы не всегда были готовы к войне так, чтобы побеждать малой кровью. Мы не всегда были победителями в войнах. Но мы всегда готовились к войне и никогда не собирались сдаваться.

Планирует ли сегодняшняя власть преумножать русскую славу? Нет, этого не видно. Правительство не собирается отражать иноземного вторжения. И даже наоборот, стремление русских отстоять свое суверенное существование подвергается разнообразным гонениями. Обсуждение и принятие закона об экстремизме показывает, что правящий политический класс стремится подавить любые проявления русского сопротивления. Этот закон очевидно направлен именно против русских, поскольку до сих пор нарекания звучали и звучат только против «русского фашизма».

Никогда и нигде власти и либеральные СМИ не протестовали против этнократий в наших внутренних и бывших союзных республиках, против антирусского террора в Чечне, повальной русофобии лидеров всякого рода этнических общин и землячеств, откровенного презрения ко всему русскому практически во всех электронных СМИ, прежде всего на ТВ.

Нам и присниться сегодня не может, что на террор против русских наши власти ответят хотя бы так, как отвечают власти Израиля на террор палестинцев-арабов, как изничтожают сепаратизм в Турции, Иране, Индии, Испании. Мы не можем ждать, что будут посажены за решетку либеральные экстремисты из нынешнего правительства или главные редакторы ведущих федеральных СМИ. Нет, источником экстремизма объявлен только русский народ. Поэтому русские между собой должны решить: мы не признаем никакого экстремизма среди русских, пока не будет признан экстремизм среди других народов. Любой, кого сегодня назовут экстремистом, может на деле оказаться русским патриотом, взявшимся за оружие, за перо, за микрофон, чтобы отстоять достоинство русского человека.

Мы должны готовиться к тому, чтобы когда-то взяться за оружие. Русское оружие принадлежит русским людям, и когда-нибудь должно вернуться в наши руки. Если русские люди и есть русское оружие. Чтобы спасти себя от завоевания и порабощения, нам нужно будет соединить русских людей и оружие.

Но есть ли в России такое оружие, чтобы заведомо обеспечить русского человека защитой от врага? Увы, русское оружие усилиями изменнической власти остается в основном в опытных образцах. Прежде всего, это касается стрелкового оружия. Личное оружие офицера – пресловутый ПМ – позорный анахронизм, АКМ безусловно устарел. Между тем новые разработки, которые так и не доходят до армии, остаются лучшими в мире. Их серийное производство искусственно сдерживается правительством и военной бюрократией. И только некоторые губернаторы, отправляя свои местные подразделения в Чечню, заказывают на наших умирающих заводах малые серии лучшего стрелкового оружия в мире.

Лучшее русское оружие кремлевские изменники старательно уничтожают – прежде всего, наши ракетные комплексы, сдерживающие агрессию США. А без них наша судьба повторит судьбу Вьетнама, Югославии, Ирака, Афганистана. Нет никаких сомнений, что американцы будут бомбить Россию, как только для этого представится возможность. И такую возможность готовят в Кремле, сокращая наши ядерные арсеналы. Снижение численности наших ракет (прежде всего шахтного базирования) подыгрывает американской системе НПРО – чем меньше боеголовок может оказаться в потенциальной атаке на США (разумеется, ответной), тем легче системы НПРО смогут ее отразить. Поэтому «снижение уровня ядерного противостояния» направлено прямо против русских национальных интересов и прямо в пользу амбициям нового мирового жандарма. Как только над США перестанет маячить призрак «Сатаны» с разделяющимися боеголовками, наша участь окажется плачевной. В конце концов именно под присмотром американцев будущие поколения русских рабов должны будут работать на ресурсных рудниках, которые перейдут (и в значительной степени уже перешли) в собственность нерусских людей. Доскребать остатки в наших сокровищницах, скорее всего, будет разрешено китайцам. И тогда прекратиться русский род.

Мы должны вернуть себе оружие. Русский человек должен быть вооружен не только на службе своему государству, но и в повседневной жизни. Мы, русские граждане никогда не давали власти согласия на свое разоружение. Но нас разоружили – разоружили перед наглым полицейским произволом, перед вторжением непрошеных гостей на наши земли, перед уголовщиной, выползающей из всех щелей из-за преступного бездействия властей. Теперь всюду и везде русский может быть оскорблен, избит, ограблен, изгнан из собственного дома. Нам нечем ответить на насилие или угрозу насилия.

Нет, мы не можем уповать на всемирную отзывчивость и всечеловечность нашего народа. Теперь мы слишком унижены, чтобы милостиво смотреть на «младших братьев», выросших под нашим покровительством и теперь возомнивших себя наследниками нашего богатства. Они уже захватили большую часть того, что по праву принадлежит нам. И теперь хотят, чтобы мы смирились с этим. Поэтому хотят насадить среди русских психологию рабов, превратить нас в чернь, которой легко манипулировать, накачивая пивом и рекламой. Будучи сами экстремистами и совершив свои преступления, они принимают закон об экстремизме, чтобы обезопасить себя от справедливого возмездия и не дать русским ни одного шанса возродиться.

Нам необходимо оружие сопротивления. Ведь оружие воспитывает дух воли, дух противостояния захватчикам, дух воинского братства. Мы должны владеть оружием и уметь им пользоваться. Мы сами и наши дети должны уметь стрелять лучше, чем те, с кем они рано или поздно встретятся на поле боя. Мы должны быть готовы к рукопашной схватке, которая может вспыхнуть в любой подворотне. Без этого мы не сможем жить достойно – защищать свою честь, свое имущество, своих родных и близких.

Коль скоро нас лишили владения боевым оружием, мы должны освоить доступные нам методы сопротивления без оружия – как в свое время японские крестьяне. Боевые виды единоборств, стрелковые клубы, здоровый образ жизни - без этого русским не отразить поток насилия, который готовы обрушить на нас враждебные нам народы, наращивающие свою массу. Русский человек должен быть бойцом, чем бы он ни занимался. Все, что находится вокруг него, должно в нужный момент превращаться им в оружие.

И только среди русских не должно быть никакого оружия, никакого насилия. Все вопросы между собой мы должны решать полюбовно. А потому – привыкать различать своих и чужих, русских и нерусских. Самая большая гнусность, если русский оскорбляет русского. Тех, кто не желает подавлять свою агрессию в русской среде, мы должны изгонять из русских общин, исключать из системы русской солидарности. Эти люди предали нас. Прощать будем только покаявшихся и изменивших свое поведение. Прочим будем подставлять вторую щеку, но не с тем, чтобы получить по ней очередную оплеуху. Рука, наносящая нам удар вторично, должна быть вовремя перехвачена и сломана.

Если власть готовит нашу страну к сдаче иностранцам, то нам нечего надеяться, что государственная власть будет обеспечивать нашу безопасность. Чем больше государственные мужи говорят об этом, тем менее защищенными мы становимся. Скреплять нас в нацию они не будут. Это наша задача – самих русских. Только наша солидарность и готовность к индивидуальному и коллективному сопротивлению могут превратить нас в нацию. И тогда мы вернем себе государство, которое отдали чужим людям. Вот тогда-то и придет пора вспоминать о всемирности русской исторической миссии. Чем сильнее мы будем, тем больше сможем рассуждать об интересах других народов.

А пока мы должны вернуть себе оружие – нашу солидарность, нашу способность к сопротивлению, нашу боевую подготовку. Мы должны бороться и за свою армию, и за свое государство. Чтобы не кормить заморских хозяев наших кремлевских марионеток.

 

Аналитическая группа

Фонда «Русский проект»


Реклама:
- аренда компрессора atlascopco