В. Л. Махнач,

ведущий научный сотрудник

Национального института развития РАН

 

 

Древние молдаване писали по-славянски

 

Предки русских и молдаван в действительности ближайшие родичи, и разъединить эти народы не позволит хотя бы единая вера.

 

Современная Молдавия (не путать с Молдовой, находящейся в составе Румынии), она же в недавнем прошлом Бессарабская губерния Российской империи, ограничена морем, Днестром и, с запада, Прутом и Дунаем. Сразу стоит обратить внимание, что так называемое Приднестровье в состав Бессарабии не входило. Хотя - как это всегда бывает в приграничных территориях – молдаване там жили. В далеком прошлом Дунай на протяжении столетий являлся устойчивой границей Римской империи.

Первое, сколько-нибудь представимое население в этих пределах, несомненно, скифы, которых мы знаем с VII-VIII веков до Рождества Христова. Скифское население было потеснено на восток продвижением даков. Последних обычно считают фракийскими племенами, и, следовательно, близкой родней древнейших ругов или руссов, которые, как многие полагают, также были фракийцами, а не славянами, представлявшими другой народ Впрочем, в Киевской Руси они сосуществовали более чем дружественно, смешивались и даже оставили после себя имя – Русь. То есть, отдаленные предки у нас, современных русских, и у молдаван – ближайшие родичи.

Дакия была завоевана римлянами во II веке нашей эры: это стало единственным выдвижением римлян за пределы Дуная -  и то на короткое время и не на всю территорию нынешней Молдавии. А дальше началось нечто совершенно невероятное – великое переселение народов. Следует помнить, что по степям Молдавии, то есть степной части Северного Причерноморья, кто только не ходил, начиная с IV и заканчивая XI веками новой эры. Но кто пришел туда первым, потеснив даков? Это были гунны, впрочем, «проскочившие» в Европу, не задержавшись на территории Молдавии. Зато анты, крайне восточные славяне, там «притормозили», окончательно потеснив даков назад на Запад, за Дунай.

Нельзя не сказать и о том, что на территории Молдавии кратковременно побывали готы, а также через нее прошло несколько волн кочевников, из которых первыми были авары в конце VI века. Авары в значительно степени подчинили славян и надолго отделили Молдавию от цивилизованного античного мира, постепенно превращавшегося в средневековый византийский. Аварский каганат был уничтожен Карлом Великим и славянами к началу IX века, однако кочевники проходить через Молдавию не перестали, задерживаясь там достаточно надолго. И печенеги, и венгры, и половцы, - все побывали тут. Впрочем, кочевникам нужны были степи, и в цветущих частях Молдавии продолжало спокойно находиться славянское население.

Что сообщают нам наши летописи? Начальная решительно и конкретно размещает на территории современной Молдавии славянское население – уличей и тиверцев. Как это ни странно, но прямых предков нынешних молдаван там не наблюдается. Прямые предки и носители молдавского языка появляются в Молдавии позже славян – не ранее X, а скорее всего, в XI веке. Называли они себя по-разному, чаще – рамеями или романами. Откуда они взялись? Спустились с гор, как только ослабел натиск кочевников. Будучи горцами, они представляли собой весьма малочисленное население (больше их было в Валахии, на территории собственно нынешней Румынии). У славянского населения они заимствовали культуру, по сути византийскую и им близкую. Будучи потомками романизированных даков с большой примесью римской крови, говорили они на романском бесписьменном языке, и когда появилась необходимости в письме, в ход более всего пошел язык славянский. Молдаване могли вообще сильно славянизироваться, однако в то время начался общий упадок славян, выразившийся в XIII веке в закате единого славянского народа. Славяне в ту пору повсеместно попадали под чью-нибудь власть: не стало исключением и взаимодействие с молдавскими господарями.

И все же славянизация молдаван была сильна,— древнейшие молдавские летописи написаны на славянском языке. Молдавская письменность появилась лишь в XVI веке, но и она основывалась на кириллической графике, ибо немногочисленные грамотные молдаване владели только ею. Кириллическая графика просуществовала долго и была заменена на романскую путем государственного насилия.

Помнится, одна дама в конце существования СССР возмущенно требовала вернуть молдаванам «исконно романскую» графику. Она обосновывала это тем, что у молдаван – романский язык. Я привел ей суть вышенаписанного, добавив, что мы, кроме того, не удивляемся славянству поляков при латинской графике их языка. «Но поляки – католики!» - последовал «убийственный» довод. Дама, увы, совсем запамятовала, что молдаване-то – православные…

Несколько слов о том, как молдаване разделились с румынами, по отношению к которым несомненно являются субэтносом, имея при том с ними довольно значимые различия в языке и культуре. Потомков даков отодвинули на запад кочевники и славяне: причем на территории Молдавии, в отличие от Румынии, их загнали в горы. Потом, после того, как кочевники ушли, молдаване с гор спустились и в силу своего числа ассимилировали славян, приобретя при том многое из их культуры. Думается, ни один самый пламенный молдавский шовинист не осмелится утверждать, что фамилия первого президента Молдавии Снегура – молдавского происхождения. Снегур – от «снегурочки», фамилия – абсолютно славянская.

С XVI века на Балканах, как известно, началось мощное давление турок. Легче всего его переносили правители и жители Молдавии и Малахии. Они вообще не оказывали никакого сопротивления: просто с готовностью приняли вассалитет османцев. Отчасти за это они были вознаграждены – сохранили свою пусть и эфемерную государственность, свою культуру. Турки не стремились туркизировать Молдавию и Малахию столь сильно, как они это делали, допустим, с Болгарией и Грецией. Молдавский господарь Димитрий Кантемир в начале XVIII веке описывал Молдавию как вполне самостоятельное государство: господарь – наивысшая власть в стране, хотя над ним и есть султан, время от времени «в силу прихотей» отменяющий те или иные господарские приказы. В этих случаях надо было засвидетельствовать Константинополю свою покорность – султан отблагодарит за это сторицей. Даже смещение господаря не беда: очередной виток османской политики наверняка вернет его на свое место. Все это привело к совершенно особому положению Молдавии и Валахии в истории развития Балкан. Сербы, болгары и греки боролись за свою независимость с оружием в руках, а получили ее позже молдаван и румын. Такой вот исторический парадокс.

Стоит заметить, что молдаване и румыны в период средневековья и в начале нового времени всегда сознавали себя частью православного мира. Они сохраняли византийскую культуру, чему способствовало то, что высшая аристократия в Молдавии и Румынии была исключительно греческой. Последняя имела хорошо налаженные контакты с Русью, значительную группу молдавского монашества на святой горе Афон.

На содействие малахов и молдаван очень надеялся при проведении своей южной политики Петр I. Однако всерьез для этого он ничего так и не сделал. В результате чего произошла трагедия – Петр потерпел поражение в Прутском походе в 1711 году против османов. Валашский господарь Бранкован Петра обманул, не выступив на его стороне: впрочем, как свидетельствует дальнейшая история, тут он поступил совершенно разумно, спася свое княжество (Кантемир сделал наоборот, за что и поплатился – вынужден был после поражения бежать из родных пределов).

Ситуация в Валахии и Молдавии до середины XVIII столетия как бы застыла. По результатам двух русско-турецких войн Россия сначала встала на Днестре, а затем по Дунаю. Между Днестром и Дунаем была основана Бессарабская губерния: можно сказать, вернулось на круги своя положение, существовавшее в регионе в поздней древности, раннем средневековье.

В 1870 году, получив международное признание, княжество Валашское переименовывает себя в королевство Румыния (Романиа). Это вызвало усмешки в мире, ибо назвать себя Романией значило назвать себя Римом. Бисмарк позволил себе по этому поводу предельно едкую шутку, сказав, что он всегда считал: «румын – это профессия». С этого времени Румыния начинает стремительную вестернизацию. Страна принимает западный календарь, латинскую графику (что вызвало значительное сопротивление духовенства и простого народа). Русские правительство отнеслось к этим шагам неодобрительно, однако никакого противодействия не оказало.

Все это способствовало тому, что разрыв между двумя бывшими дакскими землями начал резко возрастать. Румыны за Дунаем рвались быть похожими на французов, учась во Франции; молдаване за Днестром оставались православными со своей собственной культурой, обучаясь в духовных академиях Москвы и Казани. Православное единство Балкан уходило в Лету, чему, увы, во многом способствовала непоследовательная и не достаточно решительная политика Россия на этих территориях…

А потом наступил и XX век.

В I мировой войне Россия оказывается союзницей Румынии, хотя та и довольно поздно, в 1916 году, вступает в боевые действия. Румыны начали воевать крайне неудачно: они терпят сокрушительное поражение от австро-венгров, и России приходится ввести в незанятую немцами и австрийцами часть Румынии войска, образовав Румынский фронт под командованием генерала Сахарова.

Сбылись прогнозы, вещавшие, что для России более всего был бы выгоден нейтралитет Румынии – выступи она на стороне Германии, с ней нужно сражаться, на стороне России – за нее. Одни и те же русские вооруженные силы пришлось задействовать, одни и те же проблемы и трудности заполучить. А когда началась русская революция, Румыния отплатила России за все это самой черной неблагодарностью.

Румыния предприняла все меры для того, чтобы интернировать все войска Румынского фронта и не дать им присоединиться к Белому движению. Знаменитому отряду генерала Дроздовского пришлось покрывать себя славой, вырываясь из Румынии. Румыны неохотно принимали у себя эмигрантов, категорически не предоставляли им мест на государственной службе (в Болгарии и Югославии для сравнения была противоположная ситуация). Почему?

Ответ прост: румынские власти рассчитывали на приобретение Бессарабии – и они ее под одобрительные кивки европейских держав получили, прихватив даже кусок за Днестром, откуда, собственно, и появляется в истории «проблема Приднестровья». Во все времена русского населения там было больше, чем молдавского. В Бессарабскую губернию эта земля, повторимся, НЕ ВХОДИЛА.

Во II мировой войне Румыния стала просто-напросто союзницей Германии, активно действующей против Советской России. Болгары тоже выступили на стороне немцев, однако, будучи антикоммунистами, «в русских не стреляли». Румыны же выставили на Восточный фронт ряд армий и воевали с нами, как говорится, с удовольствием. Понятно, что на это повлиял и тот факт, что перед самой войной Бессарабия вновь от Румынии отошла к России.

Как вели себя молдаване? Они и в составе Румынии нормально сосуществовали с русскими, а после присоединения к СССР и вовсе «отодвинулись» от румын. Они без проблем призывались в Красную Армию, более того – на территории Молдавии самостийно возникло партизанское движение, что являлось знаковым показателем народных настроений. Молдаване не хотели быть «советскими», однако желание жить в православном мире превозмогало все остальное.

Что сегодня? Оголтелые попытки присоединить Молдавию к Румынии, хочется верить, закончились, напрочь себя изжив. Однако проблем в русско-молдавских отношениях по-прежнему масса. Скажем, русский язык благодаря успешной провокации, проведенной молдавскими шовинистами, так и не получил статуса государственного. Еще ранее молдавский язык начали интенсивно сближать с румынским, введя латинскую графику. Молдаван по-прежнему яро пытаются «оттащить» от России, несмотря на все исторические сближающие два народа «магниты».

Что касается проблемы Приднестровья, то в свете всего вышесказанного она является спорной. Многие русские политики искренне и обоснованно выступают за сохранением Приднестровья в составе России. Но ведь вся Молдавия – часть Государства Российского! Отсюда не меньше логики в том, чтобы и эти земли вернулись в русское лоно. Понятно, что в Приднестровье больше русских, но это лишь «более очевидное звено одного вполне ясного вопроса».

Впрочем, все в таких случаях, я уверен, должно решать народное волеизъявление. Пока же приднестровцы, в отличии, к примеру, от абхазов, в Россию не попросились…

Уровень жизни людей решает сегодня многое, если не все. Поэтому нужно сделать упор на развитие как можно более близких отношений с Приднестровьем и добиться там хороших показателей в экономике, социальной сфере, культуре… Тогда и молдаване, задумаются с кем и как лучше им жить.


Реклама:
- цены в приемах цветмета