Журнал «Золотой Лев» № 69-70 - издание русской консервативной мысли

(www.zlev.ru)

 

С.Ю. Глазьев

 

Грабительская приватизация в России продолжается

 

Без декриминализации последствий приватизации нормальную рыночную экономику с уважением к правам собственности нам никогда не построить.

Уроки из прошлого, когда в массовом порядке происходило незаконное завладение собственностью, до сих пор не извлечены.

Нынешнее Правительство делает совершенно безумные вещи на почве приватизации, пытаясь распродать структуры, которые никак, даже теоретически, не могут эффективно функционировать в условиях нынешней рыночной конкуренции. Сегодня с молотка идут конструкторские бюро, научные институты, коллекторы школьно-учебной литературы. То есть, структуры, которые в принципе не ориентированы на извлечение прибыли.

Когда господа, представляющие Министерство и Фонд государственного имущества на заседании Государственной Думы пытались обосновать свой подход к приватизации, на мой вопрос, как они учитывают главный актив распродаваемых научных институтов, а именно интеллектуальную собственность, они разводили руками и говорили: "Вы знаете, этот вопрос еще методологически не решен! Мы над ним бьемся". Несмотря на это, чиновники продолжают эту собственность распродавать, соглашаясь с тем, что покупатели научных институтов и конструкторских бюро в основном делают это ради недвижимости. Очевидно же, что вслед за этой приватизацией происходит банальное изгнание научных коллективов из здания, которое им не "посчастливилось" занять еще в советское время. Эти объекты недвижимости, отмечу, сегодня имеют высокую рыночную стоимость, и затем сдаются в аренду под офисы, под казино, под рестораны и так далее. А научные школы выбрасываются на улицу и ликвидируются. Все это господа из Мингосимущества и из Фонда имущества прекрасно понимают, но, тем не менее, продолжают чинить беззаконие без сколько-нибудь серьезных оснований. Я подозреваю, что они лично заинтересованы в осуществлении этих сделок.

Сколько бы мы ни говорили о том, что приватизация в прошлом, что нельзя ничего пересматривать, я, тем не менее, убежден в том, что без устранения ключевых пороков, порожденных приватизацией, нам не построить современную эффективную рыночную экономику.

Дело в том, что в общественном сознании приватизация четко получила эпитет "криминальная". Тому есть огромное количество доказательств. Выступление Владимира Ильича (Колесникова, заместителя генерального прокурора РФ – Ред.) также об этом свидетельствует. Как бы сегодня авторы и те, кто нагрел руки на приватизации, ни пытались оправдаться, на самом деле это клеймо глубоко укоренилось, и с этим ничего не поделаешь с ним поделать невозможно. Оценка приватизации обоснована и устойчива. Общественное мнение по этому вопросу имеет колоссальное значение для эффективности функционирования всей нашей экономики. То есть, общественное мнение о том, что права собственности распределены противозаконно, очень сильно влияет на то, как эта собственность управляется сейчас. Ведь даже те, кто считает, что они вполне легально приобрели предприятия в ходе приватизации, все равно подозревают, что, не ровен час, Генеральная прокуратура заинтересуется, конкуренты поднимут бумаги, еще кто-то подставит под сомнение легитимность прав собственности.

До тех пор, пока этот вопрос не закрыт, у собственников возникает краткосрочная мотивация на извлечение максимальной прибыли лично для себя, а не для предприятия. Отсюда – колоссальный отток капитала из страны, краткосрочный горизонт принятия решений, оппортунистическое поведение менеджеров, которые пытаются нажиться на управлении предприятиями и ведут себя как временщики, подозревая, что, рано или поздно, это время закончится. Это следует признать как родовую болезнь нынешней экономики, возникшую вследствие криминального и научно необоснованного способа приватизации.

Технология приватизации оправдывалась мифом об инвариантности приватизации, согласно которому г-н Джеффри Сакс, а вслед за ним его апологеты в российском правительстве, рассуждали так: не важно как приватизировать, лишь бы приватизировать, потому что частный собственник, даже если он получит предприятие бесплатно, будет работать эффективнее, чем государство. Сразу хочу сказать, что российская наука никогда с этим мифом не соглашалась. Было огромное количество критических статей, записок институтов Российской Академии Наук, но слишком велико было желание перескочить в рынок за 500 дней – у одних, а у других - нажиться на хаотической приватизации. Именно этим объясняется то, что сама приватизация началась с преступления. Напомню Вам первый закон о приватизации (его, кстати, никто не отменял, он, в сущности, действует до сих пор), принимавшийся Верховным Советом, согласно которому приватизация должна была проводиться посредством именных чеков. Чеки были именными, продавать приватизационные чеки было нельзя. Люди, которые ими распоряжались, прикреплялись к правам собственности, получаемым таким образом. Мы уже забыли о том, что был осуществлен чудовищный политический подлог. Г-н Филатов, получив указ Ельцина о том, что именной чек заменяется чеком на предъявителя, скрыл этот документ от Верховного Совета, который был в это время в отпуске. Тогда действовала норма, согласно которой, если указы Ельцина не оспаривались Верховным Советом в двухмесячный срок, приобретали силу закона. Г-н Филатов два месяца продержал указ Ельцина в тайне, затем он был обнародован. Таким образом, был совершен чудовищный подлог, началась чековая приватизация с чеками на предъявителя. Она породила финансовые пирамиды, огромное количество финансовых злоупотреблений и хаос в распределении прав собственности.

Вся дальнейшая история и подтвердила то, что миф об инвариантности приватизации, конечно, никакого отношения к действительности не имеет. Как говорят в Одессе, две большие разницы: заработана ли собственность своим "горбом", честным трудом, с вложением накопленных сбережений в предприятие, с рачительным отношением к своей собственности, или собственность украдена, возьмем крайний случай, как это было сделано на залоговых аукционах.

Что будет делать собственник украденного имущества? Я думаю, Владимир Ильич не даст мне ошибиться в прогнозе – собственник это имущество, скорее всего, перепродаст, выжмет из него максимум доходов, спрячет деньги за границей. Собственно говоря, это и происходило. У нас сложился типичный способ обогащения новых собственников - через нехитрую процедуру действий.

Сначала предприятие, захваченное незаконно, выжималось, как лимон: присваивались оборотные средства, прежде всего, заработная плата. Одной из причин неплатежей по заработной плате было банальное воровство людей, которые "захватили" предприятие. Второй акт – распродажа имущества предприятия по частям. Третий – привлечение кредитов на предприятие. Четвертый и финальный акт – банкротство предприятия. Через эту "технологическую" цепочку прошло огромное количество российских предприятий, особенно в тех сферах, где нельзя было получить легкие прибыли. Например, в машиностроении.

У меня в округе есть знаменитый ранее на всю страну Климовский машиностроительный завод, который производил оборудование для текстильной промышленности. Там были великолепные станки. Что вы думаете? Сегодня станков никаких нет, вместо завода – склады, а станки благополучно перепроданы в Болгарию, Турцию, рабочие – 8000 человек – вышвырнуты на улицу. Даже от этой отрасли ничего не осталось. Нас пытаются убедить, что эти предприятия были, дескать, неконкурентоспособны. Это – неправда, потому что на этих станках сегодня работают турки, болгары, производят на них оборудование и прекрасно себя чувствуют.

То есть, одна из главных причин упадка целых отраслей российской промышленности – криминальная приватизация.

Второй пример, который развеивает миф о более эффективном управлении предприятием частным собственником, чем государством. Это благополучная сегодня нефтяная промышленность. Считается, что нефтянка – образец российского капитализма. На самом деле, если посмотреть, какова сегодня производительность труда в нефтяной промышленности, обнаруживается, что объем добываемой нефти на одного занятого в этой отрасли сократился в 4 раза по сравнению с тем, что было 15 лет назад! Как же так – огромные доходы, возможности модернизации производства, самые современные технологии? Разгадка очень проста: если не нужно зарабатывать деньги, они льются рекой, зачем вкладывать деньги в развитие? У нас геологоразведка вследствие этого была практически свернута, особых чудес технического прогресса мы не наблюдаем в нефтяной промышленности. Зато получается, как в поговорке: на одного с сошкой сегодня уже не семеро, а семьдесят с ложкой. Роскошные офисы, личные самолеты руководителей этой отрасли, огромное количество прислуги подтверждают мой тезис. Если кто-то помнит Газпром двадцатилетней давности, он который располагался в здании средней школы около станции метро "Университет". Но в этот период осваивались новые месторождения, вкладывались огромные инвестиции. Тогда нужно было работать, поднимать сибирскую тайгу – и для этого не нужны были огромные сооружения. Посмотрите на сегодняшний офис Газпрома, его представительства за рубежом, личные самолеты руководителей газовой отрасли, зарплаты в 50 тысяч долларов в месяц. Это называется присвоением чужого - больше ничего.

И, наконец, приватизация породила очень искаженный стереотип предпринимательского поведения. Оказалось, что можно обогатиться практически за одну ночь, ничего не предпринимая, просто нажав на рычаги в коррумпированных структурах власти и получив имущество почти даром. Это породило очень тяжелую и, к сожалению, длительную болезнь нашей экономики – ориентацию наиболее активных людей на присвоение чужого. Заставить сегодня наших предпринимателей работать за 10, 15, даже 20% прибыли – дело очень непростое. Привыкли получать 100, 200, 500% прибыли, то есть, ориентация на сверхприбыли за счет присвоения чужого – очень серьезный мотивационный сдвиг в структуре предпринимательского поведения, последствия которого чудовищны и долгосрочны. Именно этим объясняется непрекращающееся мошенничество. Стоит какому-то предприятию "поднять голову" и показать прибыли – тут же находятся люди, которые при помощи подкупа, "липовых" заявлений, "липовых" акционеров пытаются перехватить собственность, сместить менеджмент, захватить контроль над потоками доходов. То есть, самый короткий путь к богатству в нашей стране – по итогам приватизации – не создание чего-то нового, своего, не инвестиции, не мощные технические достижения, а присвоение чужого, либо при помощи приватизации, либо при помощи завышения цен, либо путем захвата имущества у тех, кто оказался более удачливым.

Этот сдвиг в мотивационном поведении приводит к бесконечному переделу собственности. Можно много говорить о том, что приватизация завершена, и государство не допустит передела собственности. Это – иллюзия, потому что передел собственности идет каждый день. Нелегитимность прав собственности порождает бесконечное стремление ее переделить: при помощи правоохранительных органов, акционеров, судебных приставов, налоговой инспекции. Еще раз подчеркиваю - это последствия той самой криминальной приватизации. Люди прилагают огромное количество усилий для того, чтобы отобрать у товарища хороший бизнес. Это, по-прежнему, выгодное дело.

Как из этого выбираться, как найти приемлемый для общества способ утверждения легитимности прав собственности на приобретение имущества? Я убежден, что без того, что называется пересмотром итогов приватизации, не обойтись. Можно закрывать глаза, но передел собственности идет каждый день. Если мы не поставим в этом вопросе точку (а сделать это может только государство), неизвестно, сколько еще этот пересмотр будет продолжаться. Поэтому я убежден в том, что, рано или поздно, Верховному Суду нашей страны придется заняться итогами приватизации – поднять материалы Прокуратуры (мы знаем несколько докладов Генеральной Прокуратуры), материалы Счетной Палаты; проанализировать все указанные там случаи незаконной приватизации, все сомнительные сделки; не пожалеть времени и сил, чтобы в течение обозримого периода (квартал, полгода, год) рассмотреть все спорные случаи приватизации, особенно те, по которым есть замечания Прокуратуры, Счетной Палаты, принять окончательное решение.

Общество никогда не смирится с тем, что г-н Абрамович, получив "Сибнефть" на залоговом аукционе, через некоторое время взял за это у государства 13 млрд. долларов. 13 млрд. долларов – это все годовые ассигнования на всю систему образования в нашей стране, от детского сада до Московского Университета. Как с этим быть? В общем-то, мировая практика нашла способ решения этой проблемы. В Англии в свое время был введен налог на прирост капитала, когда общество посчитало несправедливыми итоги приватизации некоторых сырьевых отраслей и добывающей промышленности Великобритании. Этот налог сработал. Я думаю, что такой прогрессивный налог мог бы быть установлен и у нас. Если собственник продает приватизированное имущество, с рыночной ценой продажи и рыночной ценой покупки, взять прогрессивный налог, вплоть до 90% прироста капитала. Если собственник не хочет продавать имущество, то тогда компенсационный налог может быть установлен в виде долговых обременений, рассчитанных на длительный срок. Пожалуйста, оставайся собственником, но верни государству, пусть не сразу, хотя по частям, ту рыночную стоимость, которая объективно сложилась в условиях экономики.

Наконец, в ситуации, когда предприятие разорено, нет никакой прибыли, виновных нужно наказывать предметно. В истории с Климовским заводом – налицо признаки махинации, мошенничества, подкупа должностных лиц и т.д.

Последний вопрос – восстановление конкурентоспособности нашей экономики. Здесь позиция нынешнего правительства просто предательская. Чиновники, вместо того, чтобы выращивать конкурентоспособные структуры, распродает остатки государственного имущества. Это вызывает у меня только недоумение. Совершенно очевидно, что возрождение автомобилестроения, кораблестроения, капиталоемких, сложных отраслей невозможно без восстановления сложных технологических цепочек. Эти технологические цепочки были разорваны в ходе приватизации. Была история с подставной компанией, которая специально скупала отдельные предприятия авиационной промышленности России, представляющие узкие места в технологической цепочке. Нельзя произвести самолет без шасси, отдельных элементов электроники. Выясняется, что эти узкие места оказались под контролем фирмы, у которой нет никаких активов, собственники живут в Чехии. Есть информация, что эти собственники – просто подставные лица, а настоящие покупатели – американские структуры, - вывезли документацию и остановили предприятие. Нам пришлось долго и мучительно, с помощью судов, доказывать, что было нарушено законодательство о приватизации, возвращать эти предприятия, уже основательно подорванные. Для того, чтобы выстроить структуру, способную производить самолеты ТУ-204, пришлось дооценить интеллектуальную собственность, которую государство бесплатно раздало, через дооценку вернуть контрольный пакет в правительство. Эта работа до сих пор не завершена, она продвигается, но очень тяжело и трудно.

Я убежден, если мы хотим выстроить конкурентоспособные корпорации, то без устранения разрывов в технологических цепочках, которые образовались в период приватизации, не обойтись.

Крайне важным мне представляется возврат определенных прав собственности трудовым коллективам. Все-таки, в ходе этой приватизации мы получили психологию временщиков - и у собственников, и у менеджеров. А у трудовых коллективов – психология долгосрочных собственников, заинтересованных в развитии предприятий. Я не вижу ничего страшного, если мы трудовым коллективам дадим право, как в Европе, иметь своих представителей в советах директоров, следить за тем, чтобы хотя бы имущество предприятий не разворовывалось. К сожалению, все наши попытки дать возможность трудовым коллективам участвовать в управлении предприятиями, как сособственникам пока успеха не имеют. Одним из следствий этого является низкая оплата труда, чудовищная безработица, возникшая на многих предприятиях, в городах, где машиностроение является градообразующей отраслью. До сих пор значительная часть предприятий так и не может обрести настоящего хозяина.

Я убежден, что эти вопросы нужно ставить, ставить принципиально, настойчиво, добиваться их разрешения.

 

7.12.2005


Реклама:
- чистка бойлеров киев