Журнал «Золотой Лев» № 69-70 - издание русской консервативной мысли

(www.zlev.ru)

 

В. Вострухин

 

ВТО - это мышеловка с дорогим сыром

 

Не скажешь, что жизненно важной теме присоединения России к ВТО средства массовой информации уделяют самое пристальное внимание. Нет, три буквы мелькают часто. Но что на самом деле там, за забором?

Всемирная торговая организация для России – это мышеловка с дорогим сыром. Обустройством мышеловки с российской стороны занимается, прежде всего, Министерство экономического развития и торговли и лично министр Герман Греф. Руководитель делегации переговорщиков – директор департамента торговых переговоров Минэкономразвития Максим Медведков.

Чиновники Минэкономразвития, члены официальной российской команды переговорщиков называют процесс присоединения нашей страны к ВТО совершенно открытым, но они лгут.

Да, проводятся «круглые столы» в Москве и регионах, на которых приглашённым бизнесменам что-то говорят. На поверку вся «информация» оказывается или голой саморекламой, или дымовой завесой. Те, кто приходят от Минэкономразвития на эти круглые столы, говорят одно и то же, практически одними и теми же словами. Очень любят, например, рассказывать о том, как на заседании рабочей группы в апреле вдруг прозвучало требование Австралии открыть иностранцам доступ к использованию природных ресурсов в России. Почему эта страна вдруг вспомнила о наших природных ресурсах? Австралийцы задумали проложить нефтепровод Ямал-Мельбурн? Или собрались возить уголь Кузбасса на сухогрузах из Находки в Сидней?.. Но в Сиднее это будет уже не уголь, а чистое золото, по крайней мере, по цене. То есть Австралия явно беспокоилась не о своих интересах.

-Это был тактический ход, - глубокомысленно намекают на круглых столах приглашённым бизнесменам.

Намекают на то, что очень-очень непросто даётся переговорщикам наука отстаивать интересы России на мировом рынке, перед странами-членами ВТО.

Зато на очевидный и принципиально важный вопрос о цене входного билета в ВТО всегда следует один и тот же ответ: увы, это неизвестно. На сегодняшний день – полная неопределённость! Цена входного билета в ВТО для России, господа, станет известна после того, как министерская конференция стран-членов ВТО проголосует за наше присоединение к ВТО!

После того, как мышеловка захлопнется, да, господа?.. Возникающее у слушателей естественное недоумение чиновники из Минэкономразвития пытаются сгладить следующим пассажем: если окажется, что условия вступления оказались неприемлемыми для бизнеса, то ничего страшного! У нас всегда есть два стоп-крана. Во-первых, парламент может не ратифицировать протокол о присоединении к ВТО. Во-вторых, если пропустит парламент, то Президент может не поставить свою подпись. Чего волноваться?

Ответы, рассчитанные на простачков, которые не знают, что парламент в России – карманный. И что президент России в беседах с зарубежными коллегами уже определил срок вступления в ВТО – декабрь нынешнего года. Публично дата тоже названа – с необходимыми дипломатичными оговорками: что, мол, мы никогда не поменяем качество вступления на сроки завершения переговоров. Лишь при совпадении мнений - нашего и наших зарубежных партнёров – есть реальные шансы вступить в ВТО в декабре 2005 года, говорит Владимир Путин, и этот срок является приемлемым.

 

Министр транспорта Левитин: нас вытеснят с рынка!

 

Однако простаков среди бизнесменов и людей, занимающихся практической экономикой, мало. Такую точку зрения своего президента не разделяют даже министры. Некоторые из них имеют смелость высказываться по этому поводу публично. Например, министр транспорта Игорь Левитин считает, что России нужен «подготовительный период для наработки самой инфраструктуры вступления в ВТО». Этот период, говорит министр, не может быть бесплатным для государства. То есть, ведёт речь о том, что власть должна провести серьёзные мероприятия по подготовке экономики страны к открытию внутреннего рынка для зарубежных конкурентов. Анализируя последствия присоединения к ВТО для России, Игорь Левитин приводит маленький, но весьма показательный пример. После унификации транспортных тарифов с Белоруссией щебень, который производит эта страна, вытесняет с рынка аналогичный карельский товар. Потому что привезти щебёнку в Москву из Белоруссии дешевле, чем из Карелии. Соответственно, и рыночная цена ниже. А ведь первое, чего требуют наши партнёры по переговорам о вступлении в ВТО – так это повышения грузовых железнодорожных тарифов до европейского уровня. В частности, это значит, что наши морские порты останутся без грузов, то есть без работы. Грузовладельцы разорятся, если будут везти грузы по европейским тарифам на российские расстояния. Они немедленно переориентируются на близкие, прибалтийские и украинские порты.

Кстати сказать, разница в политике Минэкономразвития по отношению к различным секторам экономики так же несуразна, как разрыв между богатыми и бедными в нашей стране.

Выгоду от вступления в ВТО получат лишь металлурги и производители минеральных удобрений

Выгоду от вступления в ВТО получат лишь две отраслевые группы промышленников – металлурги и производители минеральных удобрений. Для остальных, включая банковский сектор, ВТО - скорая и неотвратимая гибель. Однако отечественных банкиров делегация переговорщиков защищает перед будущими конкурентами, ложась костьми. Использует права будущего члена ВТО на государственный протекционизм по полной программе – поскольку перед ними поставлена такая задача. А что станет, например, с отечественными производителями лучшего в мире сверхчистого кремния, переговорщики не знают: они об этом просто не слышали. Или другой пример. По расчётам члена Совета Федерации от Красноярского края Вячеслава Новикова, через девять лет после вступления России в ВТО сельское хозяйство Сибири перестанет существовать.

Этих примеров – миллион, вся экономика России.

Словно в подтверждение слов сенатора Новикова, министр сельского хозяйства Алексей Гордеев, заявил, что полностью поддерживает точку зрения одного из лучших экономистов современности, Нобелевского лауреата Джозефа Стиглица, который сказал: ни МВФ, ни Мировой банк, ни ВТО никогда не работали в интересах развивающихся стран. К «развивающимся» относится и Россия.

Стиглиц знает, что говорит. Если Маркс называл Россию «вязанкой хвороста в костре мировой революции», то в нынешних глобальных играх на приз мирового господства наша страна – её бизнес-сообщество и население – мешок мелкой разменной монеты.

 

Совесть президента

 

Заместитель председателя Комитета Госдумы по экономической политике Алексей Лихачёв (в делегации переговорщиков он отвечает за подготовку нашего законодательства к вступлению в ВТО) в одном из своих интервью признаёт, что тема «разменной монеты» существует. Но говорит депутат Лихачёв при этом буквально следующее:

- Да, такая опасность есть. И не только для нашей страны. Во всех странах нечто подобное когда-нибудь было возможно или когда-нибудь происходило. Скажу больше: мало кто в нашем правительстве может нам гарантировать, что Россия не станет мелкой разменной монетой. К сожалению или к счастью – это уж сами решайте – у нас есть только одна гарантия. Это совесть Президента. И я считаю это достаточной гарантией. На президентских выборах двухтысячного года я был начальником избирательного штаба Владимира Путина в Нижнем Новгороде. Я доверяю этому человеку.

Алексей Лихачёв – смелый человек. Его намёк насчёт правительства я понял только тогда, когда в руки мне попала информационная записка, подготовленная Минсельхозом России к «правительственному часу», который пришёлся на 140-е заседание Совета Федерации. Члены СФ хотели обсудить степень готовности российского агропромышленного комплекса к вступлению в ВТО. И пригласили поучаствовать в этом обсуждении Германа Грефа. И Греф пришёл – «по просьбе сенаторов».

На самом деле, его присутствие на «правительственном часе» обеспечил министр сельского хозяйства Алексей Гордеев. Во-первых, он – один из бывших соседей Путина по даче. Во-вторых – человек, который успешно провёл лошадиные скачки на московском ипподроме для участников президентского саммита стран СНГ. Победили, понятно, наши скакуны. Гордеев – единственный человек в правительстве (не исключая и премьера Фрадкова), кому удалось поставить Грефа на трибуну и заставить отвечать на вопросы, касающиеся судьбы конкретной отрасли после вступления России в ВТО.

Но главным «подарком» Грефу от Гордеева были несколько абзацев информационной записки:

 

«В ходе переговорного процесса имеет место искусственно создаваемый информационный вакуум со стороны координирующего переговорный процесс ведомства. Так, о ходе переговоров по доступу на рынок сельскохозяйственных и продовольственных товаров Минсельхоз официально не информируется. В итоге Министерство не участвует в подготовке двусторонних протоколов о взаимном доступе на рынок товаров и услуг, на основе которых будет строиться взаимодействие России с каждой страной-членом ВТО после вступления. Требуется своевременное и регулярное информирование Минсельхоза по конкретным аспектам переговоров по доступу на рынок сельскохозяйственных товаров, в том числе, о требованиях членов ВТО по конкретным видам товаров. При этом необходимо обеспечить наличие согласованного перевода текстов с английского на русский язык, что особенно важно по ветеринарной и фитосанитарной тематике, так как при переводе возможна различная трактовка терминологии».

 

То есть команда Медведкова не удосуживалась даже переводить тексты заключённых с иностранными партнёрами соглашений с английского языка на русский. О каком-либо обсуждении, корректировке текстов Минсельхозом в интересах России не могло быть и речи.

 

«Необходимо отметить, что в ходе переговорного процесса по подписанию Соглашений по доступу на рынок имеет место элемент межведомственной разобщённости, несогласованности действий и расхождения в подходах к решению отдельных проблем.

Только из средств массовой информации поступают сведения о ведущихся переговорах с США, Индией, Тайванем и другими странами.

Представители Минсельхоза России к этим переговорам не привлекаются, тексты проектов Соглашений нам не представляются. А ведь продукция агропромышленного комплекса составляет не менее ¼ всей Торговой номенклатуры.

Другим наглядным примером является подписание в конце 2003 года в Токио соглашения с США по торговле некоторыми видами мяса птиц и свинины, которое не было взаимно согласовано. Указанное соглашение предоставляет одностороннее преимущество американской стороне и является, по существу, ревизией постановлений Правительства Российской Федерации по защите экономических интересов отечественных производителей, ведёт к ослаблению стимулов для расширения российского производства мясной продукции.

Соглашением предусматривается снижение почти в 2 раза внеквотных ставок, что приведёт к увеличению объёмов импорта. Россия должна добровольно отказаться от применения защитных мер на случай демпинга, от действующей системы ветеринарного контроля, что грозит возможностью подрыва здоровья россиян.

Ключевым пунктом Соглашения является передача распределения квот на импорт американским поставщикам, то есть осуществление американцами контроля за российским рынком.

Подписанием этого Соглашения сделана попытка добиться расположения США на переговорах о вступлении России в ВТО, но какой ценой.

По специальным защитным мерам следует обратить внимание, что для сельского хозяйства в ВТО существуют особые защитные меры, для которых не требуется проводить никаких расследований. Однако на переговорах этот вопрос, так же, как и вопрос о сроках действия тарифных квот, не обсуждается».

 

Я консультировался с юристами: изложенный текст, по их мнению, содержит в себе признаки преступления, предусмотренного статьями 285 и 286 УК РФ. Но если Гордеев надеялся на серьёзную реакцию Совета Федерации – например, обращение в Генеральную прокуратуру – то он просчитался. На правительственном часе Герман Греф вёл себя, как всегда, нагло. Сенаторы спрашивали его про Фому, а он отвечал про Ерёму.

Счастье Германа Оскаровича, что в Совете Федерации теперь сидят не избранные гражданами люди, а тем или иным способом назначенные «сверху». Не то – не миновать бы ему участи бывшего главы президентской администрации, Александра Стальевича Волошина. Случай с ним и до сих пор помнят все сотрудники СФ. Волошин приехал в Совет Федерации вскоре после своего назначения. Вышел на трибуну – и оказался лицом к лицу с губернаторами и председателями региональных парламентов. Он, видимо, просто не понял, куда попал. И попытался на вопросы сенаторов отвечать по тому же принципу, что и Греф: я – начальник, ты – дурак, что я тебе скажу – то и хорошо. Тогда в зале заседаний Совета Федерации поднялся нечаянно дружный хохот. Смеялись все – и противники президента, и его сторонники. Волошин стоял на трибуне, красный, как рак. И больше никогда не приезжал в Совет Федерации.

Так что европейским производителям свинины или новозеландским фермерам, которые поставляют говядину на российский рынок, ждать защиты от членов Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации не приходится. Их квоты проданы американцам! Во Всемирную торговую организацию в декабре нынешнего года, на шестой министерской конференции в Гонконге, Россия вступит не с ясным взором честного человека. Странам-членам ВТО нужно быть готовыми к тому, что они получат весьма странного, полностью непредсказуемого нового члена. С уголовным блеском в глазах. У Путина просто не было столько соседей по даче, чтобы теперь вот так, как Алексей Гордеев, публично, разобраться с деятельностью Германа Грефа и Максима Медведкова во всех сферах рынка. Судя по всему, одним влиятельным членам ВТО делегация переговорщиков продала одно, другим – другое… Особенно смехотворно будут выглядеть попытки развивающихся стран, которые в ВТО держатся довольно дружно, привлечь на свою сторону Россию, к общей выгоде.

Меня, впрочем, больше волнуют последствия вступления в ВТО внутри нашей страны. Как журналисту и человеку, не лишённому здравого смысла, мне представляется совершенно правильным сделать следующее:

1.Приостановить переговоры о вступлении России в ВТО.

2.Поручить Счётной палате провести аудит всех документов, подготовленных ведомством г-на Грефа и всех документов, подписанных командой переговорщиков г-на Медведкова.

3.Поручить Генпрокуратуре расследовать случаи вопиющего нарушения интересов Российской Федерации, приведённые в записке Минсельхоза Совету Федерации.

4.Отозвать команду переговорщиков, и создать новую по отраслевому принципу.

И только после всего этого:

5.Возобновить переговоры о присоединении России к ВТО.

Напоследок хочется обратиться, как это у нас принято, к президенту Путину. Уважаемый Владимир Владимирович! Ну, не знали мы все, где строить свои дачи. Ну, виноваты… Ну, прости ты нас, неразумных. Только в ВТО не суй. А то ведь получается, как в КПСС: все вместе – «за», хотя каждый в отдельности – «против». Кроме, конечно, металлургов, производителей минеральных удобрений и тех, кто продал мясные квоты американцам.

 

 

Стрингер

22 Ноября 2005


Реклама:
- текстолитовые блоки