Журнал «Золотой Лев» № 69-70 - издание русской консервативной мысли

(www.zlev.ru)

 

В.А. Рубанов

 

Самосохранение России и сценарий её будущего

 

Гипертрофированная роль сырьевого сектора в политике, экономике, технологическом облике и позиционировании России на мировой арене создаёт риск превращения её в «падающее нефтегосударство». Унизительное положение нашего Отечества в современном мире — не результат «враждебных происков Запада», а цена доступа к инфраструктуре постиндустриальной экономики, которую приходится платить за отставание в модернизации и информатизации страны.

 

Технологическая модернизация России — ответ на глобальные вызовы времени

 

Одной из существенных причин краха Советского Союза явилась его неспособность к эффективному использованию высокообразованных специалистов и реализации интеллектуального капитала в период глобального перехода к постиндустриальному развитию и экономике знаний. К сегодняшнему дню Россия не только не встала на путь постиндустриального развития, но и перешла в состояние деиндустриализации. До 60% доходов федерального бюджета России формируется сегодня за счёт минерально-сырьевого комплекса, что делает страну зависимой от мировой конъюнктуры цен на сырьё и внешнеэкономической ситуации. В результате этого ослабляется национальный суверенитет и формируется «рентная» массовая психология, подрывающая волю общества к конкурентной борьбе в несырьевых секторах экономики.

Гипертрофированная роль сырьевого сектора в политике, экономике, технологическом облике и позиционировании страны на мировой арене создаёт риск превращения России в «падающее нефтегосударство». Унизительное положение России в современном мире — не результат «враждебных происков Запада», а цена доступа к инфраструктуре постиндустриальной экономики, которую приходится платить за отставание в модернизации и информатизации страны.

Пришедшие на волне массового недовольства «застойными временами» социальные силы оказались далёкими от насущных проблем перевода страны на инновационный путь развития. Новый господствующий класс и выражающий его интересы политический режим никогда не исходили из стратегических потребностей России, ориентируясь на максимизацию прибыли новых собственников крупных производств, капитализации принадлежащих им корпораций и легализацию их капиталов за рубежом. В результате этого оказался законсервированным сырьевой характер развития, воспроизводящий технологически деградирующую структуру экономики.

Наиболее существенные вопросы жизни страны продолжают решаться в парадигме идеологического противопоставления «капитализма» «социализму» и в логике монетарной теории, связывающей перспективы России с её недрами, сохранением ведущей роли индустриального уклада и сырьевых производств. Продолжающаяся недооценка интеллектуально-технологических факторов развития влечёт разрушительные последствия для созидательного творческого потенциала страны. Сохранение, а тем более воссоздание этого потенциала в рамках сложившейся социально-экономического курса нереально, что выводит поиск альтернативы «олигархической модернизации» на роль ключевого фактора разработки и реализации национальной стратегии.

Основная цель, стоящая перед российской экономикой — обретение нового качества развития, обеспечивающая повышение эффективности и конкурентоспособности материального и интеллектуального производства, высокие и устойчивые темпы роста. Достижение этой масштабной, но реальной цели требует кардинальных перемен в социально-экономическом развитии на основе целеустремлённой национальной стратегии, опирающейся на программу технологической модернизации России.

Важнейшей проблемой, требующей активного государственного поведения, является национальная конкурентоспособность, представляющая собой интегрированное свойство всей экономической системы. В разработке стратегии повышения национальной конкурентоспособности целесообразна опора на позиции с конкурентными преимуществами России, к которым можно отнести: достаточно образованную, квалифицированную и относительно недорогую по мировым меркам рабочую силу, богатые природные ресурсы, накопленный научно-технический потенциал, транзитный потенциал и реальные транспортные возможности, относительно ёмкий внутренний рынок. Однако эти конкурентные преимущества пока не только не используются и не развиваются, но и стремительно деградируют.

Сложившаяся ситуация требует разработки и реализации целеустремлённой промышленной политики. Промышленная политика предполагает наличие чётких государственных приоритетов развития и активных действий по их реализации. Она разрабатывается и осуществляется с целью изменить «естественный ход событий» под воздействием «невидимой руки рынка», который представляется неприемлемым государству. Необходимость разработки и реализации промышленной политики определяется неспособностью устранения рыночными механизмами «глобальных» дисбалансов и необходимостью применения специальных нерыночных мер.

Промышленная политика позволяет сконцентрировать национальные усилия на важнейших направлениях технологического прорыва и экономического роста, реализации крупномасштабных проектов, развитии высокотехнологичных отраслей промышленности и наукоёмких предприятий, обеспечении защиты жизненно важных секторов производства и укреплении стратегических позиций национальной экономики на мировых рынках. Острая потребность российской экономики отмечается как в модернизации её «традиционных» отраслей (транспорт), так и в создании «постиндустриальной» инфраструктуры (современные телекоммуникации, электронные информационные сети, мобильная и спутниковая связь, электронная торговля и услуги), и институтов инновационной деятельности.

 

Постиндустриальный технологический уклад и инновационная стратегия

 

Возрастающая часть добавленной стоимости создаётся сегодня за счёт инновационного процесса, а производство нововведений превратилось в самостоятельную отрасль, определяющую успешность остальных видов деятельности. Однако доля «новой экономики» в ВВП России составляет 3-7%, в то время, как в развитых странах она достигает 50%. На НИОКР в России тратится 1% ВВП, а в развитых странах Европы — примерно 4%. Низка эффективность российских институтов, взаимодействующих с компаниями по разработке и внедрению инноваций. Конкурентоспособные компании сырьевого экспорта и импортозамещения ограничиваются преимущественно импортом существующих технологий и не могут инициировать инновационного развития.

Для России возможен как сценарий конструктивного включения в новую кооперацию постиндустриального мира, так и угроза её превращения в страну-аутсайдера, что актуализирует проблему технологической модернизации. Активизация инновационной деятельности должна осуществляться по всему «технологическому коридору» от научной идеи до рыночной реализации в соответствии с «заказом» промышленности и конкретными требованиями к технико-экономическим характеристикам новых технологий, материалов, систем машин и оборудования. Перевод экономики России на инновационный путь развития требует также целеустремлённых государственных усилий по вовлечению в хозяйственный оборот результатов научно-технической деятельности.

К задачам реализации инновационной стратегии относится развитие «высоких технологий» за счёт коммерциализации результатов исследований, создающих предпосылки для базовых технологий и производства конкурентоспособных продуктов, использования научно-технических заделов с невостребованным и/или невыявленным коммерческим потенциалом, разработки и реализации проектов с высокими показателями экономической эффективности. Однако имеющийся в России интеллектуальный и созидательно-творческий потенциал обеспечивает инновационное развитие мировых технологических лидеров, но не работает на экономику страны и её движение к «обществу знаний». В чём причина такого парадокса?

XXI век — это век синтеза инженерных и социальных технологий. В конкуренции выигрывает сегодня тот, кто не только умеет производить инновации, но и организовывать их практическое применение. Поэтому простое увеличение финансирования науки и НИОКР не решает проблемы перехода к инновационной стратегии и стимулирования активности научно-промышленной сферы. Так, в России сосредоточено примерно 12% учёных мира, а доля страны в объёме мирового инновационного рынка составляет 0,3%. Этот разрыв свидетельствует не об интеллектуальной слабости российских специалистов, а об отсутствии в России механизмов преобразования идей и технических решений в рыночные продукты, аналогичных механизмам развитых стран.

Особую роль для технологической модернизации играют специальные институты инновационной экономики. Создание «тела новшества» всегда было сильной стороной российской науки, а коммерческая реализация инноваций либо отсутствовала вовсе, либо была крайне несовершенной. Россия имеет хороший интеллектуальный потенциал, но не научилась создавать на его основе капитализируемые активы. Поэтому научно-техническому сообществу России необходимо научиться превращать своё несомненное умение правильно мыслить и изобретать в практические навыки эффективного извлечения интеллектуальной ренты из производимой знанием стоимости. Капитализация интеллекта — это превращение квалификации кадров — в лицензии и сертификаты, знаний — в права интеллектуальной собственности, а репутации — в брэнды и финансовые гарантии.

Государственные усилия в этих условиях должны быть направлены на создание механизма эффективной капитализации интеллектуального потенциала и формирование институтов инновационной экономики. В нынешних условиях ограниченного внутреннего спроса на ценные знания политика государства должна нацеливаться на постиндустриальный прорыв России на мировых рынках и эффективное встраивание интеллектуально-кадрового потенциала в систему удовлетворения платёжеспособного спроса, формируемого глобальными игроками мирового рынка наукоёмкой продукции.

Существенное значение для успешной реализации промышленной политики имеет налаживание взаимодействия государства с частным бизнесом, крупными финансовыми учреждениями и промышленными предприятиями различных форм собственности. Это взаимодействие должно осуществляться с момента разработки, отбора и реализации важнейших инновационных проектов, которые могут стать основой для создания крупных корпоративных структур, служащих «локомотивами» технологического развития и повышения национальной конкурентоспособности. Ускорение инновационного развития России требует создания системы приоритетных проектов, в рамках которых представляется целесообразным соединение административного, финансового, структурного и технологического ресурса как составных элементов целеустремлённой научно-промышленной политики.

Переживаемый Россией кризис служит оправданием ограничения целей развития простым экономическим ростом и аргументацией в пользу несвоевременности смены технологического уклада в сложившихся условиях. Но именно в условиях экономического спада и депрессии, периодически случающихся в развитых странах, наблюдается подъём инвестиционной и инновационной активности в новых перспективных направлениях.

 

Механизмы и направления технологической модернизации

 

Существенное место в системе институтов современной экономики занимает корпорация, а корпоративная культура выступает социально-производственной основой культурного развития общества. В процессе эволюция традиционный фактор собственности на средства производства утратил своё основополагающее значение, а классическая корпорация приобрела сегодня форму сетевой структуры. Наиболее адекватными потребностям инновационного развития являются сегодня креативные корпорации. Их социальной миссией является реализация творческого потенциала общества, а определяющим показателем успеха — достижение интеллектуального лидерства. Именно такие организации интеллектуального капитала считаются экспертами в области постиндустриальной экономики наиболее конкурентоспособной на мировых рынках XXI века. Опыт их создания и функционирования требует изучения и распространения в наукоёмких секторах экономики России.

Важнейшим направлением государственной инновационной политики является совершенствование национальной инновационной системы (НИС), включающей организации, ведущие прикладные исследования и экспериментальные разработки, подготовку и запуск производства, вывод продукции на рынок, её обслуживание и модернизацию. Центром такой системы должны стать крупные высокотехнологичные корпорации, несущие основное бремя экономической ответственности в процессе создания и реализации наукоёмкой продукции.

В условиях постиндустриальной трансформации ядром эффективного экономического развития и повышения национальной конкурентоспособности выступают кластеры предприятий. Кластеры — это группы компаний, расположенных на одной территории и получающих выигрыш от компактного расположения, концентрации и возможности использования таких специализированных ресурсов, как наличие на данной территории квалифицированного персонала и специфичной инфраструктуры для осуществления определённых видов бизнеса. Повышение роли кластеров вызвано развитием в 1970-е годы преимуществ компаний среднего размера по сравнению со сверхкрупными корпорациями, а также структурной перестройкой экономики, основной производственной единицей которой стали средние предприятия.

Развитие кластеров компаний меняет облик экономической политики, а селективные методы государственной помощи и поддержки отдельных структурообразующих предприятий уступают место общим мерам по развитию условий функционирования кластеров. Формирование инфраструктуры для кластеров компаний и специально обученного персонала, приспособленных к потребностям данной отраслевой ориентации каналов делового сотрудничества и т.д. — ключевой фактор конкурентоспособности. Крупные корпорации в динамично развивающихся отраслях экономики также изменили свою вертикальную организацию и повысили роль средних по размеру подразделений при сохранении за головной корпорацией базовых функций управления и контроля.

Необходимость концентрации разнокачественных ресурсов государства и бизнеса для реализации стратегических целей требует формирования системы проектного управления инновационной экономикой. Проектное управление включает в себя: механизм определения ограниченного числа стратегических приоритетов; систему национальных проектов, реализующих данные приоритеты на основе соединения ресурсов государства и бизнеса; процедуры согласования обязательств и взаимной ответственности государства и бизнеса в рамках совместных проектов; систему контроля за исполнением обязательств и эффективностью использования ресурсов.

Важным фактором повышения конкурентоспособности экономики, развития человеческого капитала и модернизации институтов государственной власти выступает масштабное использование информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). Российский сектор ИКТ становится всё более важной стратегической составляющей социально-экономического потенциала страны.

Сфера ИКТ — самая быстро развивающаяся и перспективная часть инновационной сферы. Отрасль демонстрирует на протяжении последних четырёх лет высокие темпы роста (в среднем 25% в год) и достигает $7,5 млрд. на конец 2004 года. Производительность труда в сфере ИКТ составляет около 40% от уровня США, что является самым высоким показателем в российской экономике, где его средняя величина составляет 18%. Около 14% продуктов и услуг российского сектора ИКТ поставляется сегодня на экспорт. Отмечается значительное расширение использования ИКТ в социально-экономической сфере, что способствует повышению уровня управленческой культуры и улучшению общего делового климата в стране.

Однако сектор ИКТ составляет в объёме ВВП России всего 1,4% и занимает 0,7% в структуре мирового рынка. Низким остаётся уровень распространения персональных компьютеров и компьютерной грамотности населения. Недостаточными темпами развивается отечественное производство конкурентоспособной информационно-коммуникационной продукции. Доля затрат на информационные технологии в бюджете коммерческих и государственных организаций России на порядок ниже, чем в развитых странах. По общему уровню развития и использования ИКТ Россия значительно отстаёт сегодня не только от развитых стран, но также от стран Восточной Европы и Азии.

Для России как великой державы принципиально важно стать крупным производителем ИКТ для внутреннего и внешнего рынков. Поэтому масштабная информатизация России в современных условиях приобретает значение, равное по масштабу плану ГОЭЛРО, обеспечившему переход страны от аграрного к индустриальному обществу. Данное обстоятельство предопределяет значимость разработки и реализации стратегии, ориентированной на цели, ценности, социальные силы и структуры информационно-технологического развития страны — плана ГОИНРО.

 

Субъект и организация управления технологической модернизацией

 

Рыночная сила была, есть и будет концентрированно выраженным стремлением к богатству и его символам, а «невидимая рука рынка» не в состоянии обеспечить целеустремлённое развитие национальной экономики и нуждается в дополнении «видимой рукой» — государственным регулированием. Наличие богатых природных ресурсов, физического и интеллектуального капитала наций является важным, но недостаточным условием процветания стран и народов, а их экономическое процветание в значительной мере определяется системой государственного правления.

Важнейшей формой участия государства в экономике и технологическом развитии является создание и функционирование государственного сектора, который основывается на принципах, отличающихся от принципов деятельности частных компаний. Он служит для компенсации принципиальной неспособности рыночного хозяйства решать такие общенациональные задачи, как развитие инфраструктуры, модернизация наукоёмкого производства, проведение НИОКР, развитие науки и переподготовка кадров, бюджетное финансирование исследований и разработок с последующей поставкой их результатов во все сферы экономики.

Государственный сектор играет роль защитника национальных экономических и политических интересов от иностранной экспансии, компенсирует слабость национального капитала, ограждая развивающиеся и жизненно важные отрасли, а также отдельные регионы от их захвата иностранным капиталом. Он дополняет частное хозяйство в обстоятельствах недостаточной для него мотивации, выступает инструментом перераспределения национального продукта в решении общественно необходимых задач.

Государство выступало и выступает самым крупным собственником наукоёмкого производства и основным потребителем наукоёмких технологий. Без поддержки государства невозможно продвижение на мировые рынки не только оборонной техники, но и наукоёмкой продукции. Национальная конкурентоспособность во многом зависит от способности государства создать политико-правовую среду, которая благоприятствует устойчивому процессу создания добавленной стоимости. При отсутствии целостной стратегии и общепризнанной слабости государственных институтов, регулирующих хозяйственные отношения, бизнес не имеет содержательного и ответственного партнёра для решения общенациональных задач.

Сложившаяся в России бюрократическая среда не в состоянии сформировать постиндустриальную реальность. Она заражена инерцией бессодержательного «номенклатурного» управления и коррупцией, настроена на активное сохранение своих привилегий и способна заблокировать реформирование государственного аппарата. Но государство может достойно выступить в роли субъекта технологической модернизации, если проявит себя как духовная сущность, а не только как бюрократический механизм. Власть должна предъявить обществу план работ и программу сотрудничества, способные собрать людей для совместного осуществления этого замысла. Для выполнения этой миссии само государство должно измениться и стать адекватным тенденциям постиндустриальной трансформации общества.

Анализ сложившейся в России ситуации указывает на то обстоятельство, что как рыночная, так и авторитарная модель модернизация чревата негативными последствиями для национальных интересов страны. Поэтому в сложившейся обстановке целесообразным представляется переход к более органичной для современной России компромиссной модели модернизации на основе национального консенсуса. В реализации компромиссной модели модернизации существенное значение может иметь частно-государственное партнёрство как организация сотрудничества государственного и частного секторов национальной экономики по реализации капиталоёмких проектов.

Распределение усилий между государством и частными компаниями в инновационной сфере представляется следующим образом:

приоритетные направления — общегосударственная проблема;

критические технологии — проблема государственных ведомств и крупных интегрированных бизнес-групп (ИБГ);

прорывные направления — предмет деятельности венчурного бизнеса;

инновационные проекты — объект инвестиционного интереса частного бизнеса.

Факторами успеха политики технологической модернизации является её признание в качестве приоритета социально-экономического развития с созданием единого центра ответственности, организацией финансового и интеллектуального обеспечения проектов и программ, использованием мирового опыта и квалифицированной экспертизой проектов. Но научно-промышленная сфера пока не стала приоритетом развития России, а локомотивы и точки экономического роста остаются без должного государственного внимания. Сегодня размыта ответственность за промышленную политику страны, нет должной координации по реализации и программ технологического развития в различных секторах и регионах страны, не преодолён разрыв между наукой и промышленностью.

Стиль мышления российской промышленной элиты ориентирован на приоритетное значение массового производства, товарный обмен, доминирование технократической парадигмы, высокую роль промышленной традиции и преимущественную ценность материальных активов по сравнению с нематериальными активами. А «новая экономика» — это экономика услуг, индивидуализированное производство, социальная инженерия, творческая активность и интеллектуальный капитал. Поэтому промышленная элита с мировоззрением индустриальной эпохи не только не смогла инициировать инновационную волну, но и фактически не поддержала призыв президента к повышению конкурентоспособности и технологической модернизации России.

Социально-экономические программы Правительства также воспроизводят логику индустриализма и не дают ответов на вызовы постиндустриального развития. Поэтому в рамках сложившегося промышленно-отраслевого управления и его кадрового наполнения разработка и реализация политики технологической модернизации не представляется возможной. Это делает необходимым формирование структуры государственного управления процессами технологической модернизации на базе структур и кадров, реально освоивших и практически решающих задачи производства и продвижения интеллектуальных услуг, создания и развития конкурентоспособных структур «новой экономики» в открытом пространстве глобального рынка.

С учётом изложенного, представляется целесообразным создание Министерства технологического развития с возложением на него функций разработчика и организатора реализации Национальной программы технологической модернизации России. Ему должна быть поручена организация работы по определению и государственной поддержке «локомотивов и точек роста», а также кластеров предприятий по перспективным направлениям. Важнейшей функцией Министерства должно стать создание и налаживание деятельности технопарков, развитие отечественного рынка наукоёмкой продукции, механизмов продвижения ценных знаний, технологических достижений и интеллектуальных услуг на мировой рынок, а также формирование информационно-коммуникационной инфраструктуры производства и использования знаний и информационных ресурсов.

Умение работать с нематериальными активами, адекватно оценивать человеческий капитал, эффективно включаться в глобальные стоимостные цепочки производства высокотехнологичной продукции и интеллектуальных услуг определяет управленческую компетенцию в решении проблем технологической модернизации. Решающей проблемой для осуществления технологической модернизации является создание системы кадровых «лифтов» с целью максимального повышения вертикальной и горизонтальной мобильности, создания новых возможностей для динамичной и образованной молодёжи сделать карьеру как в политике, так и в структурах государственной власти. Отсутствие «правил игры», объективных критериев, по которым производится кадровый отбор, нетерпимые в любой экономической практике, особенно губительны для экономики инновационного типа. Становится абсолютно необходимым воссоздание института «номенклатуры» — модифицированной системы кадрового резерва.

 

Социально-политическая организация технологической модернизации

 

Меры технологической модернизации требуют сопряжения с изменениями в социально-политической системе. Общество должно быть соответствующим образом организовано, а силы модернизации приобрести в нём большой политический вес и предлагать вдохновляющий образ будущего. Социально-политической предпосылкой технологической модернизации является создание национальной коалиции сил модернизации.

Модернизационный сценарий способен обеспечить консолидацию существующих элит, но эффективность его реализации зависит от результатов их обновления по критериям национальной ответственности и деловой состоятельности. Без этого весь рассматриваемый сценарий становится проблематичным. Процесс вертикальной и горизонтальной ротации элит должен стать гибким и прозрачным для общества. Очевидно, что представители социальных групп, связанных с «новой экономикой» и инновационной сферы, должны приобрести больший политический вес в обществе.

Наиболее благоприятным в сложившейся ситуации представляется сценарий, в рамках которого инициатором модернизации выступает Президент России. Его важнейшая функция как субъекта модернизации — стимулирование активности и консолидация сил научно-промышленного развития. Политическая воля Президента к обновлению политических элит и созданию социального ядра национальной модернизационной коалиции является критерием его готовности к реализации предлагаемого сценария. Модернизационная коалиция призвана стать прочной социально-политической опорой для государственно-политического ядра, руководящего проведением преобразований. Эта поддержка должна оградить субъекта модернизации от концептуального «размывания» и утраты стратегических ориентиров.

Важной предпосылкой формирования модернизационной коалиции является появление в последние годы влиятельных групп, заинтересованных в реализации национальной научно-промышленной политики. Повышение важности знаний и информационных ресурсов в жизни страны ставит социальные силы нового технологического уклада перед необходимостью включаться в борьбу за власть, конкурировать с политиками, не выражающими их интересы, искать себе реальных и потенциальных политических союзников. Это может породить новые типы социально-политических конфликтов, возможность конструктивного разрешения которых видится только через публичный диалог с широкими социальными группами населения страны.

Социальные силы модернизации не обладают пока достаточными экономическими, организационными и политическими ресурсами для реализации инновационной стратегии. Поэтому формирование и укрепление сил модернизации требует выхода за пределы обозначенного сообщества и привлечения ресурсов из секторов экономики, не связанных с решением задач технологического обновления. Это должно стать общенациональной задачей, обеспечиваемой всеми состоятельными участниками экономической деятельности. Одной из ключевых задач социально-экономической политики является укрепление доверия между бизнесом и властью, налаживание между ними конструктивного диалога. В процессе национального диалога должны быть выявлена общность интересов наиболее активных и социально ответственных групп с коренными интересами страны.

Любая нация сохраняется и развивается тогда, когда держится не только настоящим и прошлым, но, прежде всего, желанным будущим. Нынешняя политическая религия выживания и культа обеспеченной жизни убедительна для массового обывателя, но она не вдохновляет созидательно-творческие силы, без которых невозможна технологическая модернизация. Одной из проблем идейно-политической раздроблённости российского общества выступают социальные разломы, поколенческие разрывы и ценностные конфликты. Это порождает объективную потребность в интегративной идеологии, способной объединить разные политические силы её целью является не утверждение того или иного политического и экономического строя, а достижение согласованных решений по общезначимым для страны вопросам.

Российская правящая элита на протяжении нескольких лет пытается разработать некую национальную идею, способную консолидировать общество для её реализации. Идея технологической модернизации страны может выступить в качестве такой объединяющей общенациональной задачи в силу её социально-политической нейтральности. Создание проекта, направленного в будущее, возможно на основе идеи технологической модернизации России как общенациональном ответе на фундаментальные вызовы постиндустриальной эпохи. Перефразируя формулу одного из отцов «японского чуда» Э.Деминга, можно сказать, что трансформация экономики вообще становится возможной только после того, как соответствующие цели превращаются в национальную идеологию на производстве.

Инновационный характер современного мирового развития не позволяет рассматривать стратегии выживания и подражания как приемлемые для России. Это оставляет России только одну возможность сохраниться в качестве влиятельного субъекта исторического процесса — сформировать и реализовать стратегию социально-экономического и интеллектуально-творческого самовыражения общества — носителя богатейшей национальной культуры.

Следует учитывать крайнюю ограниченность исторического времени для изменения характера развития страны и необходимость повышения эффективности использования её природного, промышленного и интеллектуального потенциала в целях самосохранения России и укрепления её глобальных позиций в современном мире.

 

Сайт «Интеллигент»


Реклама:
- купить нарядные шелковые женские рубашки