Журнал «Золотой Лев» № 153-154 - издание русской консервативной мысли

(www.zlev.ru)

 

В. Владимиров

 

Как Путин и Медведев понимают национальную идею[1]

 

Считается, что начало спорам о русской национальной идее положил инок Филофей в XVI веке от рождества Христова. А закрыть тему нам было предложено 22 января 2008 г. В тот день Д.А. Медведев, бывший кандидатом на пост президента России, проинформировал общественность:

 

«Мне неоднократно приходилось отвечать на вопросы о национальной идее. Дискуссию на эту тему я считаю малоэффективной».

 

А ведь в былые годы в этой дискуссии принимал активное участие сам В.В.Путин... Откуда же такой безрадостный результат на выходе?

Мировоззрение «всенародно избранного» - это отнюдь не личное его дело. От принимаемых президентом решений зависят судьбы нашей страны и каждого из нас. И поэтому - давайте вспомним, что говорилось о нашей национальной идее от имени президента РФ.

В 1999 г., будучи в первый раз председателем правительства, Путин высказывается:

 

«Мне представляется, что новая российская идея родится как сплав, как органичное соединение универсальных, общечеловеческих ценностей с исконными российскими ценностями, выдержавшими испытание временем».

 

Из сказанного ясно: Путин согласен, что национальная идея должна быть. Её на тот момент ещё нет (или она ещё не сформулирована внятным образом), но она должна родиться.

А зачем она, национальная идея? Прямо такой вопрос в процитированной статье не ставится, однако в контексте попадаются слова «консолидация общества». А чуть позже, в 1-м Послании президента Федеральному собранию РФ 8 июля 2000 г. говорится:

 

«Убеждён, что развитие общества немыслимо без согласия по общим целям. И эти цели - не только материальные. Не менее важные - духовные и нравственные цели».

 

Действительно, под национальной идеей принято иметь в виду нечто такое, что объединяет, консолидирует общество, способствует превращению населения в народ[2]. И это «нечто» действительно тесно связано с духовными ценностями, господствующими в обществе.

Каковы же эти ценности? Из приведённого высказывания премьер-министра Путина следует, что ценности бывают «универсальные, общечеловеческие» - и «исконно российские». Это не одно и то же, но при их «органичном соединении» возникает не что иное как национальная идея.

Путин приводит примеры «общечеловеческих ценностей»:

 

«Люди приняли такие ценности, как свобода слова, выезда за границу, другие основные политические права и свободы личности. Люди дорожат тем, что могут иметь собственность, заниматься предпринимательством, создавать состояние. И этот перечень можно продолжить».

 

Вообще говоря, большинство названных ценностей для России вовсе не чужды[3]. По крайней мере, были не чужды до 1917 года, когда трудами большевиков-коммунистов русские лишились практически всех перечисленных прав и свобод. «Права и свободы личности» в царской России были, правда, несколько ограничены; затем они расцвели пышным цветом после Февральской революции; и затем снова ограничились известным образом в Советском Союзе[4].

Что касается «исконных, традиционных ценностей россиян», то в их список у Путина попали такие вещи, как патриотизм (понятный без комментариев[5] - но ведь и не только для россиян характерный), «державность» (непонятная и не комментируемая, а потому воспринимаемая как нечто вроде мании величия в мировом масштабе) и «государственничество». Последнее понимается как особо важная роль государства[6] в жизни России и её народа по сравнению с другими странами.

Особняком среди исконно российских ценностей стоит «социальная солидарность». Путин разъясняет:

 

«Это факт, что в России тяготение к коллективным формам жизнедеятельности всегда доминировало над индивидуализмом. Факт и то, что в российском обществе глубоко укоренены патерналистские настроения. Улучшение своего положения большинство россиян привыкло связывать не столько с собственными усилиями, инициативой, предприимчивостью, сколько с помощью и поддержкой со стороны государства и общества. Эта привычка отмирает крайне медленно».

 

«Социальная солидарность», таким образом, получает у Путина двойственную оценку. Раз уж она попала в перечень «опорных точек консолидации» - значит, «тяготение к коллективным формам жизнедеятельности» нам вроде как на пользу. Но к патернализму отношение явно негативное.

Тема поисков национальной идеи получает своё развитие в 1-м Послании президента Федеральному собранию РФ 8 июля 2000 г.:

 

«Единство России скрепляют присущий нашему народу патриотизм, культурные традиции, общая историческая память. ...

Демократическое устройство страны, открытость новой России миру не противоречат нашей самобытности и патриотизму, не мешают находить собственные ответы на вопросы духовности и морали. И не нужно специально искать национальную идею. Она сама уже вызревает в нашем обществе. Главное - понять, в какую Россию мы верим и какой хотим мы эту Россию видеть. При всем обилии взглядов, мнений, разнообразии партийных платформ у нас были и есть общие ценности. Ценности, которые сплачивают и позволяют называть нас единым народом».

 

Здесь, по сути, повторяется тезис о совместимости «общечеловеческих ценностей» (демократия и открытость) с российскими «собственными ответами». Подчёркивается, что национальная идея выражается через общие духовные ценности. Которые, в свою очередь, выявляются и через культурные традиции, и через общую историческую память. Казалось бы - скоро национальная идея вызреет и сформулируется, даже если и не искать её специально!...

Но не тут-то было.

Следующий эпизод, заслуживающий нашего внимания - это 3-е Послание президента РФ Федеральному собранию РФ 18 апреля 2002 г. Здесь мы можем увидеть, что Путин считает для России и россиян самым важным и первоочередным. А национальная идея - она ведь должна затрагивать именно самое важное для людей. Вот эти слова:

 

«Мы должны сделать Россию процветающей и зажиточной страной.

Чтобы жить в ней было комфортно и безопасно. Чтобы люди могли свободно трудиться, без ограничений и страха зарабатывать для себя и для своих детей.

И чтобы они стремились ехать в Россию, а не из неё. Воспитывать здесь своих детей, строить здесь свой дом».

 

Сами по себе все перечисленные стремления вполне похвальны. Отметим при этом, что тема духовных ценностей здесь не затрагивается вообще, на первый план выдвигается материальный достаток и безопасность. Но если развить этот тезис, то, видимо, следует сказать и о безопасности в международном масштабе - и именно эта мысль звучит чуть позже, в выступлении В.В. Путина перед доверенными лицами в МГУ 12 февраля 2004 г.:

 

«ВОПРОС: Владимир Владимирович, Ваше видение национальной идеи, национальной миссии России в XXI веке?

ПУТИН В. В.: Я уже говорил об этом. Можно собираться и дискутировать на эту тему сколько угодно. Вы знаете, я глубоко убежден: мы стоим перед очень серьезным вызовом времени. Различные страны и регионы мира очень активно развиваются. Если мы все время будем упоминать о своей тысячелетней истории и говорить о том, какие мы богатые природными ресурсами и какими умными мы являемся и почивать на этих лаврах, мы захиреем окончательно. Нам нужно быть конкурентоспособными во всем. Человек должен быть конкурентоспособным, город, деревня, отрасль производства и вся страна. Вот это и есть наша основная национальная идея сегодня».

 

Но зачем тогда было говорить про общую историческую память в 1-м Послании? И при чём тут конкурентоспособность? Ведь о ней говорят обычно применительно к материальному производству[7], а мы вроде искали нечто духовное? Непонятно. Остаётся предположить, что процитированные выше тексты про национальную идею президенту готовили разные люди.

А в 5-м Послании президента РФ Федеральному собранию РФ 26 мая 2004 г. на первый план выдвигается вообще нечто новое - не касающееся ни духовных, ни материальных ценностей:

 

«Считаю, что создание в России свободного общества свободных людей - это самая главная наша задача».

 

Сама эта фраза не несёт чаемой смысловой нагрузки, потому что сразу вызывает вопрос: а для чего россиянам нужна эта свобода? Как они будут ей распоряжаться, какие задачи они должны свободно решать?

Целый букет новых тезисов по нашей теме появляется в 6-м послании президента Федеральному собранию 25 апреля 2005 г.

Во-первых, опять много говорится о свободе и справедливости как ценностях одновременно и российских, и общечеловеческих:

 

«Мы должны были найти собственную дорогу к строительству демократического, свободного и справедливого общества и государства.

Говоря о справедливости, имею в виду, конечно же, не печально известную формулу «всё отнять и поделить», а открытие широких и равных возможностей развития для всех, успеха для всех, лучшей жизни для всех.

В конечном счёте, на базе утверждения именно таких принципов мы и должны были стать свободным обществом свободных людей…».

 

Во-вторых, для подтверждения такой точки зрения президент заявляет о тождественности путей исторического развития России и Европы:

 

«Прежде всего Россия была, есть и, конечно, будет крупнейшей европейской нацией.

Выстраданные и завоёванные европейской культурой идеалы свободы, прав человека, справедливости и демократии в течение многих веков являлись для нашего общества определяющим ценностным ориентиром.

В течение трёх столетий мы вместе с другими европейскими народами рука об руку прошли через реформы Просвещения, трудности становления парламентаризма, муниципальной и судебной власти, формирование схожих правовых систем. Шаг за шагом вместе продвигались к признанию и расширению прав человека, к равному и всеобщему избирательному праву, к пониманию необходимости заботы о малоимущих и слабых, к эмансипации женщин, к другим социальным завоеваниям.

Повторю, всё это мы делали вместе, в чём-то отставая, а в чём-то иногда опережая европейские стандарты».

 

Не надо быть историком, чтобы указать на существенные натяжки в такой трактовке российской и европейской истории. Слишком уж мы разные - и если что иногда совпадало, так это решаемые объективные проблемы. Но вот решались они настолько по-разному, что на сегодня притягивать Россию за уши к Европе как бы уже и просто несолидно.

Более того: в том же 6-м Послании Путин сам описывает некоторые черты российского общества, которые показывают нашу, российскую специфику:

 

«Говоря о наших ценностных ориентирах, затрону ещё одну, на мой взгляд, важную тему. Речь пойдёт об уровне общественной нравственности и культуры.

Известно, что высокая деловая репутация всегда была достойным залогом при заключении сделок, а человеческая порядочность - обязательным условием участия в жизни государства и общества. Безнравственность российским обществом осуждалась, недостойное поведение всегда публично порицалось.

В России право и мораль, политика и нравственность традиционно признавались понятиями близкими и соотносимыми. Во всяком случае, их взаимосвязь была декларируемым идеалом и целью. ... И вряд ли можно отрицать, что такие ценности, как крепкая дружба, взаимовыручка, доверие, товарищество и надёжность, в течение многих веков оставались на российской земле ценностями непреложными и непреходящими».

 

Здесь Россия и Европа не противопоставляются прямо - однако если бы всё сказанное было свойственно всем странам и народам, то разве стоило бы оно тогда упоминания? Примем это как косвенное подтверждение нашего тезиса о существовании каких-никаких различий между русской и европейской культурами.

И, наконец, в 6-м Послании снова звучит тема конкурентоспособности:

 

«Именно наши ценности определяют и наше стремление к росту государственной самостоятельности России, укреплению её суверенитета. Мы свободная нация. И наше место в современном мире, хочу это особо подчеркнуть, будет определяться лишь тем, насколько сильными и успешными мы будем».

 

Утверждение, будто национальная идея состоит в конкурентоспособности, ещё раз озвучивается Путиным на пресс-конференции 31 января 2006 г.:

 

«ВОПРОС: ... На ваш взгляд, чем можно объединить людей сегодня - разного достатка, общественного положения, разного поколения? В чём национальная идея современной России?

ПУТИН: Есть только несколько фундаментальных вещей, которые нас объединяют, и главная из них - это любовь к родине. Любовь к своему отечеству. Ничего нового мы здесь не придумаем. Что касается сопутствующих этому факторов, для того, чтобы гордиться своей страной, нужно быть самодостаточными, эффективными, и здесь мы, конечно, в первую очередь, должны говорить о конкурентоспособности. Вот каждого в отдельности гражданина страны и России в целом».

 

Итак, по мнению В.В. Путина, объединяющим началом для россиян, русской национальной идеей должно быть стремление к материальному достатку. Достижение которого зависит от экономического развития страны («быть самодостаточными, эффективными») и от занимаемого ею места в международном разделении труда («конкурентоспособность).

Отметим только, что сомнения в правильности такой точки зрения высказывались ещё как минимум две тысячи лет назад. Ибо: «Не хлебом одним будет жить человек...».

А что любовь к родине, или патриотизм[8], объединяет или должна объединять граждан любой страны. Так что непонятно, зачем эту любовь называть ещё как-то иначе, например, считать её национальной идеей.

Последнее, 8-е Послание президента РФ Федеральному собранию РФ было зачитано 26 апреля 2007 г. Новизна его в том, что здесь Путин входит в явное противоречие с тем, что было сказано в 1999 г. Как было показано выше, тогда «новая российская идея» должна была явиться в виде некой системы ценностей. Теперь же, в 2007 г., оказывается, что ценности - сами по себе, а национальная идея - сама по себе.

Системе ценностей по-прежнему придаётся большое консолидирующее значение:

 

«Хотел бы отметить, что духовное единство народа и объединяющие нас моральные ценности - это такой же важный фактор развития, как политическая и экономическая стабильность.

Убеждён, общество лишь тогда способно ставить и решать масштабные национальные задачи, когда у него есть общая система нравственных ориентиров. Когда в стране хранят уважение к родному языку, к самобытным культурным ценностям, к памяти своих предков, к каждой странице нашей отечественной истории.

Именно это национальное богатство является базой для укрепления единства и суверенитета страны. Служит основой нашей повседневной жизни, фундаментом экономических и политических отношений».

 

Действительно, вопрос о типичных для того или иного общества моральных ценностях исключительно интересен. Особенно интересен он, если сравнивать системы ценностей разных культур. Ведь иначе будет совершенно непонятно, почему, например, Россия и Соединённые Штаты Америки являются разными государствами. А если бы ценности были одни и те же, демократия одна и та же - что им тогда делить-то? Взять и объединиться, вот как европейские страны постепенно сливаются в один Европейский Союз. Было бы полное духовное единство...

Но нас в данный момент интересует национальная идея. А с ней всё бесперспективно:

 

«А у нас с вами, в России, есть ещё такая старинная русская забава - поиск национальной идеи. Это что-то вроде поиска смысла жизни. Занятие в целом небесполезное и небезынтересное. Этим можно заниматься всегда и - бесконечно. Не будем сегодня открывать дискуссию по этим вопросам.

Но, думаю, многие согласятся со мной в том, что, решая стоящие перед нами задачи и используя при этом всё самое современное, всё самое новое, генерируя эту новизну, мы вместе с тем должны и будем опираться на базовые морально-нравственные ценности, выработанные народом России за более чем тысячелетнюю свою историю. Только в этом случае мы сможем правильно определить ориентиры развития страны. И только в этом случае нас ждёт успех».

 

С последним абзацем в самом деле трудно не согласиться: действительно, что бы мы ни делали, мы всегда будем исходить из свойственной нам системы ценностей. Жаль только, что с национальной идеей у Владимира Владимировича так и не сложилось. Столько было наговорено в предыдущие годы, и действительно - интересно было, а оказалось - забава была? А ведь многие граждане до сих пор воспринимают слова президента всерьёз.

Д.А. Медведев, будучи верным преемником В.В. Путина, фактически повторяет сказанное Владимиром Владимировичем, только своими словами:

 

«Мне неоднократно приходилось отвечать на вопросы о национальной идее. Дискуссию на эту тему я считаю малоэффективной. Но уверен, что у каждой нации должен быть набор понятных принципов и целей, которые объединяют людей, живущих в одной стране. И строятся эти принципы на вполне реальных задачах, востребованных обществом.

Каковы это принципы? Как они видятся сегодня? Это, прежде всего, свобода и справедливость. Второе - это гражданское достоинство человека. Третье - его благополучие и социальная ответственность.

Здесь нам не нужно ничего изобретать. Базовые ценности сформулированы человечеством уже давно, но применить их к российской специфике порой бывает проблемой. И главный вопрос в том, чтобы совместить, сделать так, чтобы наши национальные традиции совместились с фундаментальным набором демократических ценностей.

Это задача, над которой политические и интеллектуальные элиты России бьются лет 150 кряду. Но должен сказать, что сегодня мы значительно приблизились к её решению.

С одной стороны, мы во многом вернулись к нашим традициям, к собственным культурным ценностям. Именно они и составляют нашу национальную идентичность. И при этом являются неотъемлемой частью всей мировой цивилизации».

 

Отметим, что Путин и Медведев по умолчанию предполагают, что «демократические ценности» и ценности общечеловеческие, «базовые» - это одно и то же. Следует знать, что на данный момент тезис этот остаётся спорным. Жила же Россия сотни лет без демократии в западном понимании этого слова - и неплохо жила, не хуже других, великой державой была.

И тем не менее для Медведева, как и для Путина, Россия - это органическая часть Европы:

 

«Россия - европейская страна, и Россия абсолютно способна развиваться вместе с другими государствами, которые выбрали для себя демократический путь развития».

 

Тема конкурентоспособности звучит у Медведева несколько иначе, чем у Путина. Как мы видели выше, Путин, перестав заморачиваться философскими вопросами, объявил конкурентособность национальной идеей. Медведев пошёл дальше - вопросы философские он сводит к чистой прагматике, к конкретным задачам, стоящим перед главой государства.

Например, как известно, не так давно В. В. Путин высказался о Медведеве, что тот «...не меньше в хорошем смысле слова русский националист, чем я». Вот как Д. А. Медведев понимает сказанное:

 

«ВОПРОС: Что для Вас значит этот термин, «националист» в хорошем смысле слова?

Д. МЕДВЕДЕВ: Знаете, я сейчас попытаюсь объяснить, как я себе понимаю успешного руководителя страны - России и не только России. Современный руководитель государства должен проводить абсолютно объективную, сбалансированную, по возможности эффективную экономическую политику, основанную на приоритете рыночных ценностей и права частной собственности. И не важно, каким образом характеризуют этого лидера - как либерала, демократа, консерватора. На мой взгляд, в современном мире любой руководитель, который хочет быть эффективным, должен исходить из примата этих ценностей.

Что же касается внешних отношений, то опять же безотносительно к тому, какой ярлык приклеивают тому или иному лидеру, любой эффективный руководитель страны обязан заботиться о защите интересов своего государства, делать это в постоянном режиме и, что называется, по всему периметру. На внешнеполитическом и внешнеэкономическом треке нельзя быть ни либералом, ни консерватором, ни демократом, нужно исходить из безусловного приоритета интересов своей страны. Если существует такое понимание и баланс между внутренней и внешней политикой, такой лидер может быть успешным. Поэтому Путин прав».

 

И далее:

 

«ВОПРОС: Вы западник или славянофил? Мир хочет знать, кто Вы.

Д. МЕДВЕДЕВ: Понимаете, если бы я, скажем, жил в конце XIX века, я бы, наверное, Вам на этот вопрос ответил с легкостью. Начитавшись лучших образцов русской классической литературы, можно было бы прямо ответить на этот вопрос. Но мир изменился, и сегодня мы должны быть современными, поэтому я исхожу из приоритета российских интересов».

 

Подведём итоги.

В.В. Путин и Д.А. Медведев считают, что Россия принципиально ничем не отличается от Европы - а значит, и от Запада как целого, частью которого является современная Европа. Вопреки общепризнанным фактам они полагают, что Россия двигалась по тому же, что Европа, историческому пути, а значит, должна и дальше развиваться в духе «общечеловеческих» - то есть свойственных западной цивилизации - ценностей. И, поскольку главной ценностью на Западе является материальное богатство, то одно из условий его достижения - а именно, конкурентоспособность страны на мировой арене - возносится до уровня национальной идеи России.

Насколько такой «идеал» в состоянии сплотить российское общество и придать россиянам смысл существования - судите сами...

Это, как говорится, плохая новость.

Но есть и хорошая! Сам факт того, что оба президента России, бывший и нынешний, сочли нужным касаться таких высоких материй, как духовные ценности и национальные идеи, говорит об актуальности проблемы. Всё-таки речи президентам не дураки пишут, и раз тема была поднята - это лишний раз подтверждает её востребованность в народе.

Так вот: необходимость рассуждать об этих вопросах неожиданным образом привела к тому, что лично президент Путин реабилитировал термин «русский национализм». Какое содержание он в него вкладывает - это другой вопрос. Важно то, что образ «русского националиста» не удастся больше задвигать в область политических маргиналов.

И это поможет тем, кто готов бороться за сохранение русской культуры и русских ценностей на самом деле.

 

Форум, 27.05.08



[1] Заголовок дан редакцией «Золотого льва». Предмет авторского исследования - идеологические заявления Путина и Медведева, с которыми они выступали публично на протяжении своего правления страной. К «национальной идее», тем более «русской», эти высказывания вряд ли имеют какое-либо отношение. Напротив, приводимые тексты доказывают, что существующий в РФ режим не владеет предметом, и всякий раз, когда его лидеры касаются идеологии, они сводят идеи нации к одной лишь материальной выгоде, к «успеху» и тому подобным банальностям. А это значит, что бюрократия, захватившая власть в стране в начале 90-х годов прошлого века, некомпетентна в вопросах идеологии, национального мировоззрения, духовной жизни. Авторский текст также имеет ряд недостатков, что объясняет наличие редакционных примечаний. Симптоматично, что слово русский автор предпочитает не употреблять, заменяя его словами россияне и российский, и, судя по тексту, он полагает, что понятие Россия ограничивается тем, что называется «Российской Федерацией».(прим. ред. ЗЛ).

[2] Обычная теоретическая ошибка - обожествлять народ и нацию. Понимание «национальной идеи» в данном случае представлено в вульгарной форме.

[3] Перечисленное не является «ценностью».

[4] Автор выражает невежественно-обывательскую точку зрения, игнорирующую природу социально-экономических и государственно-политических отношений, установившихся в Российском государстве под властью коммунистов.

[5] Еще одно авторское невежество.

[6] При этом понятие государства предельно извращено.

[7] Вообще-то конкурируют товары, а не люди и, тем более, не нации, народы или государства.

[8] Если быть точным, то патриотизм - это любовь к отечеству, к государству отцов.


Реклама:
- права на мотоцикл в 2015 году