Журнал «Золотой Лев» № 97-98 - издание русской консервативной мысли

(www.zlev.ru)

 

Ю. Иванов

 

Мифологические параллели

В повести Н.В. Гоголя «Страшная месть» и в преданиях русинов Севера Молдавии.

 

На всякого, кто хоть раз прочитал повесть Н.В. Гоголя "Страшная месть", она производит неизгладимое впечатление. Несомненно - это одно из наиболее ярких и красочных полотен великого мастера. В "Страшной мести" сказался горячий интерес писателя к прошлому Руси, к истории освободительной борьбы малоросского народа с польской шляхтой, - и это сближает её с патриотическим эпосом Гоголя - Тарасом Бульбой". Белинский, имея в виду героическое звучание повести, сравнивал "Страшную месть" с  Тарасом Бульбой" - "обе эти огромные картины, - писал он, - показывают, до чего может возвышаться талант г.Гоголя." (1).

"Страшная месть" выдержана в тонах народной легенды и малоросских исторических дум. Повесть насыщена фольклорными образами, сравнениями и эпитетами, написана напевной ритмической прозой, напоминающей ритм народных сказаний.

Интерес к фольклору, к народному творчеству возник у Гоголя очень рано (2). Детская любовь к народным сказкам, легендам, преданиям и песням с годами переросла в сознательную склонность.

Особенно потрясает финал повести, когда чудный, закованный в латы великан - богатырь, сбрасывает с заоблачного Кривана в бездонную пропасть великого грешника-колдуна!...

Откуда, из каких глубин времени, пришёл к Гоголю и к нам этот удивительный всадник-исполин, дремлющий веками в Карпатах, бесстрастно ждущий своего часа, когда он наконец совершит великое возмездие над целым родом злодеев, предателей и преступников Русской земли?...

Александр Николаевич Афанасьев вполне обоснованно считал, что предания о великанах общи всем индоевропейским народам и уходят корнями в древнейший пласт индоевропейской мифологии (3). Относится ли это и к карпатскому великану?...

Вопрос, может быть, и остался бы без ответа, если бы не аналогии в преданиях русинов Севера Молдавии. Там мы тоже находим образы исполинов, ждущих на вершинах Карпат часа исполнения своей великой миссии.

Особенно близок к гоголевскому всаднику мифический предок русинов-Сватагорь, великан-богатырь, скрытый облаками самой высокой вершины Карпат. Это тот самый Святогор - герой древнерусского былинного эпоса, случайно обнаруженного в 1860 году П.Н. Рыбниковым на далёкой северной окраине России, под Архангельском, на Северной Двине и на берегах Ледовитого океана (4). Однако, между русинским и северорусским образами Святогора есть и существенные различия.

Русинский цикл преданий о Святогоре (5) не знает Илью Муромца, не знает гибели богатыря в заколдованном гробе, и очень чётко привязан к святым горам - Карпатам. Вероятно, северорусские былины представляют более поздние наложения на общерусское предание, возникшие в конкретных исторических и географических реалиях Киевской Руси X-XI веков (6).

Что, по мнению автора, позволяет провести параллели между гоголевским героем и русинским великаном?

Оба дремлют на коне на вершинах Карпат, дожидаясь своего часа. Согласно русинскому преданию, перед наступлением этого часа произойдёт великое чудо: "и видкрэитца зэмля кругом. И будэ вэдко и Чорнэ морэ и Турэцку зэмлю. А на другим конци - вэлэкий Киёв. А з боку покажэтца Галэцка зэмля и сэви як хмарэ горэ - цэ Карпатэ." (7). Примерно то же самое находим и у Гоголя: "За Киевом показалось неслыханное чудо. Все паны и гетьманы собирались дивиться сему чуду:вдруг стало видимо далеко во все концы света. Вдали засинел Лиман, за Лиманом разливалось Чёрное море. Бывалые люди узнали и Крым, горою подымавшийся из моря, и болотный Сиваш. По левую руку видна была земля Галичская. - А то что такое? - допрашивал собравшийся народ старых людей, указывая на далеко мерещившиеся на небе и больше похожие на облака серые и белые верхи. - То Карпатские горы! - говорили старые люди, - меж ними есть такие, с которых век не сходит снег, а тучи пристают и ночуют там". (8). И далее: И зийдут хмарэ з самои вэсоки карпацки гори, и уси убачут на ни вэлэкого чулувика з закрэтэмэ вочьмэ, у зэлизи (в железных латах) и на кони. И будут бачитэ ёго уси, як коло сэбэ". Смотрим Гоголя: " Тут показалось новое диво: облака слетели с самой высокой горы, и на вершине её показался во всей рыцарское сбруе человек на коне, с закрытыми очами, и так виден, как бы стоял в близи. (9). Русинский Святогор хватает великого врага Русской земли - последнего потомка Чернобога (10) и с громовым смехом сбрасывает его в самую глубокую пропасть Карпат на пожирание всей его нечистой кампании (11). То же, но в более сочных красках мы находим и у Гоголя: "Ухватил всадник страшною рукою колдуна и поднял его на воздух. Вмиг умер колдун и открыл после смерти очи. Но уже был мертвец и глядел как мертвец. Так страшно не глядит ни живой, ни воскресший. Ворочал он по сторонам мёртвыми глазами и увидел поднявшихся мертвецов от Киева, и от земли Галичской, и от Карпата, как две капли воды схожих лицом на него. Бледны, бледны, один другого выше, один другого костистей, стали они вокруг всадника, державшего в руке страшную добычу. Ещё раз засмеялся рыцарь и кинул её в пропасть. И все мертвецы вскочили в пропасть, подхватили мертвеца и вонзили в него свои зубы". (12).

Интересно отметить, что наличие предания о великане-богатыре Святогоре ещё можно было услыхать в начале XX века и в самих Карпатах. Это подтверждает родной дядя моего деда Василий Яковлевич Ротарь, который после ранения и австрийского плена в Первую Мировую войну, некоторое время жил в Карпатах. По его словам некоторые карпатские старики: "ще помнэлэ за вэлэкого нашого дядьку Сватагоря."

После принятия христианства Древней Русью, былинный богатырь Святогор у предков современных русинов Молдавии, постепенно перешёл в апокрифический образ Святого Георгия Победоносца. Согласно ему, Святой Георгий дожидается часа Страшного суда на вершинах Карпат, весь закованный в броню, на огромном скакуне, от нетерпеливых ударов копыт которого, иногда, когда гнев Господа на беззаконие мира достигает пределов, содрогаются все Карпаты и близлежащие страны (13). Отсюда, по представлениям рассказчиков-русинов, происходят землетрясения. Как мы помним, и у Гоголя, великий мертвец, в неутолимой жажде мести своему чудовищному злодею-потомку, иногда трясёт Карпаты (14).

Гоголевский спящий богатырь, вероятно, тоже является каким-то христианизированным вариантом древнерусского предания о Святогоре, но в отличие от русинских справедливое возмездие в нём уже совершилось, действие перешло в конечную фазу. Вполне возможно, что новые исследования почитателей таланта великого писателя, с учётом выше изложенного материала, могут принести неожиданные находки.

А.Н. Афанасьев особо выделял эпические сказания о Святогоре: " Если бы даже мы не имели никаких иных данных, кроме поэтического сказания о Святогоре, то одно это сказание служило бы неопровержимым доказательством, что и славяне, наравне с другими родственными народами, знали горных великанов. В колоссальном, типическом образе Святогора ясны черты глубочайшей древности+ Ясно, что эпические сказания о Святогоре стоят в несомненном родстве с песнями  Эдды"; это, с одной стороны свидетельствует за глубочайшую древность их содержания, а с другой - за мифический характер выводимых ими лиц". (15).

Наличие эпических сказаний о Святогоре у русинов Молдавии (они ещё ждут своей публикации и научного изучения - Ю.И.), а так же, по всей вероятности, до недавней поры, у русинов Карпат, Прикарпатья и Закарпатья (16), лишний раз подтверждает точку зрения тех исследователей, которые считают русинов этих регионов наиболее древним автохтонным населением Руси. Об этом довольно убедительно говорит на страницах журнала  Русин" молодой русский  учёный Всеволод Меркулов (17).

Однако, богатырский эпос является не самым древним пластом мифологии, запитавшим в своё время фольклорную основу  Страшной мести".

В этом плане, особый интерес представляют гоголевские мертвецы, встающие из могил, непрерывно растущие под землёй, жаждущие мести и трясущие Карпаты. Здесь великий писатель интуитивно вызвал к жизни древнейшие мифологические образы, уходящие корнями через всю славянскую, праславянскую, протославянскую толщу веков в далёкое индоевропейское прошлое нашего народа.

Обратимся опять к русинской мифологии. В ней есть ряд космогонических и антропогонических мифов, в которых фигурируют и Карпаты.

В одном из мифов говорится, что на месте Карпат в незапамятные времена была огромная яма ("Вэлэка Яма"), в которой Род-Отец - верховный бог-творец славян, сотворил первого человека (18). В другом варианте мифа говорится, что Род-Отец вырыл на месте будущих Карпат огромную яму, из вынутой земли он сотворил первых людей - мужчину и женщину ("чуловика та жинку"). Часть вынутой земли - тверди он оставил для последующего творчества, из неё потом были созданы, в частности, и Карпаты, которые так же сыграли важную роль в процессе боготворчества человеческой истории. Сотворённые мужчина и женщина стали прародителями всех людей. Но они были смертны, они умерли, так как прогневили великого Рода-Отца. Местом их погребения стала та самая Вэлэка Яма", в которой они и были сотворены. Однако, Мать-Земля, Великая Твердь, из которой они были созданы, оживляет их; по другой версии их оживляет сам Род-Отец. Но теперь, они - жители иного мира, подземного. По воле того же Рода, Карпаты стали крышкой этой ямы-могилы, именно Карпатами он отделил (запэр") подземный мир предков от остального билого свиту".

Что же объединяет страшных гоголевских мертвецов и праотцев русинов Молдавии?

И те и другие непрерывно растут в земле. У Гоголя: "Ещё один, всех выше, всех страшнее, хотел подняться из земли; но не мог, не в силах был этого сделать, так велик вырос он в земле; а если бы поднялся, то опрокинул бы и Карпат, и Седмиградскую и Турецкую землю." (19). Русинский первочеловек тоже достиг огромных размеров: "И вэрис вин такий вэлэкий, шо як бэ миг устатэ, то пэрэкенуу бэ и Карпатэ и усю зэмлю кругом". (20).

И тем и другим тесно и душно под землёй. У Гоголя: " Крест на могиле зашатался, и тихо поднялся из неё высохший мертвец. Борода до пояса: на пальцах когти длинные, ещё длиннее самих пальцев. Тихо поднял он руки вверх. Лицо всё задрожало у него и покривилось. Страшную муку, видно, терпел он. Душно! душно!" - простонал он диким нечеловечьим голосом. Зашатался другой крест, и опять вышел мертвец, ещё страшнее, ещё выше прежнего; весь зарос, борода до колена и  ещё длиннее костяные когти. Ещё диче закричал он: "Душно мне!" - и ушёл под землю..". (21). Примерно так же ведут себя и русинские мертвецы - праотцы.

В русинских мифах не только первочеловек, или первые мужчина и женщина, сотворённые Родом, находятся в великой яме. По словам того же В.Я. Ротаря древние славяне (или - праславяне, протославяне? - Ю.И.) до того, как начали сжигать своих усопших, всё же хоронили их в земле, так как считали, что отправляют их первопредкам в подземный мир, где они оживут (22), и где им всем вместе будет хорошо и покойно.

Кстати, как и у Гоголя, у русинских подземных праотцев ногти длиннее пальцев. Во времена моего детства у местных русинов бытовало довольно распространенное поверье, что у мертвецов растут ногти под землёй, и чем древнее мертвец, тем они длиннее.

Как и гоголевские, так и русинские мертвецы пытаются вырваться из под земли, и что интересно, по весьма близким мотивам. У Гоголя: потому что терпят муки и хотят за них отомстить своему последнему потомку. И у русинов они желают покарать своих некоторых нерадивых потомков, плохие дела которых на земле приносят им страдания под землёй. Форма мести тоже одинакова - мертвецы грызут провинившихся. Этот же момент отражён и в упоминавшихся выше русинских преданиях о Святогоре, где богатырь сбрасывает Чернобога в пропасть на пожирание всей его нечистой рати.

И у Гоголя, и у русинов попытки мертвецов вырваться на волю приводят к землетрясениям. В Страшной мести": Нередко бывало по всему миру, что земля тряслась от одного конца до другого: то оттого делается, толкуют грамотные люди, что есть где-то близ моря гора, из которой выхватывается пламя и текут горящие реки. Но старики, которые живут и в Венгрии и в Галичской земле, лучше знают это и говорят: что то хочет подняться выросший в земле великий, великий мертвец и трясёт землю". (23). По утверждениям рассказчиков - русинов: То, шо бувае шо трусэтца зэмля, то стари людэ колэс казалэ, шо цэ хоче вэлизтэ з вэлэкуи ямэ пэрвый чулувик: а вин вэрис такий здоровэй, шо трусэ Карпатэ и усю зэмлю". (24).

В уже упоминавшемся русинском эпосе о Святогоре, есть очень интересный момент, в котором Род-Отец повелевает стать богатырю конём на Карпаты, чтобы сдержать рвущихся на волю предков:

 

И сказау Рид-Вотэц Вэлэкий

Сватогорю крэпкому и тяжкому:

Стань конём на Карпатэ,

Прэтэснэ цэ крэтя горбатэ,

Шоб нэ вэлиз твий Тато-Яма,

А з нэм и Пэрва Мама.

Бо будэ бида вэлэка,

И пидэ вона далэко!

Бо так трусэ вин Карпатэ,

Шо злитае и гожяк с хатэ!..." (25).

 

Указание на Рода ещё раз подтверждает огромную древность предания о Святогоре.

Напомню, что ещё советские исследователи нашли точные параллели между Святогором и Иранским каменным богатырём Снавидке(26). Кстати, ещё одну параллель мы можем проследить, опять же, в иранском мифе о первой человеческой паре: Мартиа и Мартианаг, Матра и Матрайана, Машийа и Машийана. В результате греховного падения они съели своих первенцев, остальных детей спасло вмешательство верховного бога Ормазда (27).

Из приведённого выше отрывка эпического сказания, мы можем узнать и имя русинского первочеловека - Яма-Тато", что означает Яма-Отец. Не тот ли это древний прародитель человечества, который зафиксирован под именем Яма в древнеиндийской мифологии (28), Йима в иранской мифологии (29), Имир в скандинавской мифологии (30)?... У славян до сих пор его не находили, но предания русинов Молдавии сохранили не только его имя, но и некоторые описания жития-бытия, которые позволяет автору с большой долей уверенности отнести его к вышеназванным собратьям. Публикации о русинском Яме, я надеюсь, ещё впереди.

Исследователь творчества великого писателя говорят, что исторические мотивы "Страшной мести" перекликаются с "Историей русов" Георгия Конисского (31), произведением, подвергнувшимся в разные времена весьма серьёзной критике со стороны разных учёных (32). Как бы там ни было, архаичный слой славянской мифологии пробился к великому мастеру. Честь и хвала ему за то, что силой своего громадного таланта он сумел оживить древние образы незапамятной старины и отправить их с заветом жгучей любви к Родине нам - своим далёким потомкам!

 

Литература и примечания

 

1. В.Г. Белинский, Полн.собр.соч., изд.Академии наук СССР, Москва,1953г., Т.1, стр.301.

2. Н.В. Гоголь, Собр.соч., Т.1, Государственное издательство художественной литературы, Москва 1959г., стр.339.

3. А.Н. Афанасьев. Древо жизни.  Современник", Москва, 1982г., стр.292- 323.

4. Б.А. Рыбаков. Мир истории. Начальные века русской истории.  Молодая гвардия", Москва, 1984г.,стр.6.

5. Эпический цикл легенд и преданий о Святогоре я слышал с конца 60-ых годов в селе Нагоряны Рышканского района МССР от жителей села Ротаря В.Я. (1895-1983), Осипова А.П. (1898-1983), Иванова В.К. (1906-1980) и других жителей села Нагоряны. Первые записи были сделаны в конце 1979г., последние, по памяти, в 1995г..

6. Несомненно, Илья Муромец - реальный герой конкретного исторического периода и географического региона. Очень интересная и весьма убедительная версия о нём выдвинута исследователями города Чернигова. См.: Герард Кузнецов, Юлия Новицкая. Тайны древнего Чернигова и его клады. Деснянська правда", Чернигов, 2002г., стр.26-28.

7. Запись рассказа Ротаря В.Я., сделана мной в ноябре 1979г. в селе Нагоряны Рышканского района МССР.

8. Н.В. Гоголь, Указ. соч., стр.183.

9. Там же, стр.183.

10. В другом варианте - самого Чернобога со всей его нечистой ратью.

11. В этом варианте, как и у Гоголя, Чернобог грызёт своего последнего потомка в лютой ненависти за проваленное им дело.

12. Н.В. Гоголь, Указ. соч., стр. 186.

13. Эти легенды я слышал с конца 60-ых годов от жителей села Нагоряны и села Ракария Рышканского района МССР. Записи были сделаны мной по памяти в 1995г..

14. Н.В. Гоголь, Указ. соч., стр. 186-187.

15. А.Н. Афанасьев, Указ.соч., стр.300-301.

16. Уже упоминавшийся выше В.Я.Ротарь, будучи после возвращения из плена поверенным в делах местного закарпатского купца, занимавшегося военными поставками русской армии, изъездил почти весь Карпатский регион. Он говорил:" Казки, старэну (обратим внимание, северорусские сказители так же называли былины "старинами". Об этом см. например: Б.А.Рыбаков, Указ.соч., стр. 320; Русская народная поэзия. Эпическая поэзия. Сборник. Вступ.статья и коммент.Б.Путилова. - Л.: Худож.лит., 1984, стр.14 - Ю.И.), за дядьку Сватагоря знают стари людэ и по цу, и по ту сторонэ Карпатиу. Алэ помнят уже дуже стари людэ." Запись была сделана мной по памяти в 1995г.

17. В. Меркулов. Тенденциозное освещение истории Руси в современной украинистике. Русин", 2 (2) за 2005г., Кишинёв,  Татьяна", стр.130-135.

18. Эти мифы были записаны мной в разное время и в разных местах Молдавии. При цитировании текста я буду указывать конкретного автора, место и дату записи.

19. Н.В. Гоголь, Указ. соч., стр.186.

20. Записано со слов Ротаря В.Я. в ноябре 1979 года в селе Нагоряны Рышканского района МССР.

21. Н.В. Гоголь, Указ. соч., стр. 154.

22. Записано со слов Ротаря В.Я. в ноябре 1979 года в селе Нагоряны Рышканского района МССР.

23. Н.В. Гоголь, Указ. соч., стр. 186-187.

24. Записано со слов Ротаря В.Я. в ноябре 1979 года в селе Нагоряны Рышканского района МССР. Это же подтверждали во время беседы жители того же села Осипов А.П. и Иванов В.К.

25. Записано со слов Ротаря В.Я. в ноябре 1979 года в селе Нагоряны Рышканского района МССР.

26. Мифы народов мира. Энциклопедия. (В 2-х томах). Гл. ред.С.А. Токарев. - М.: Советская энциклопедия". 1982. - Т.2.стр.421.

27. Там же стр.121.

28. Там же стр. 682-683.

29. Там же стр.599.

30. Там же стр.510.

31. Н.В. Гоголь, Указ. соч., стр.361.

32. Олесь Бузина. Тайная история Украины - Руси.- К.:Довiра, 2006 год, стр.237-241.


Реклама:
- Заказать металлокерамическую коронку можно дешевле, чем безметалловую.